Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сидел в Догме, закинув голову на спинку мягкого кожаного дивана. Слушал голоса людей. Очень остро ощущал, что это не мое место. Было хорошо от того, что мое место все еще сохраняется внутри меня, что мне радостно просто вспоминать о солнечных бликах на поверхности моря.
Пока что все зовет меня обратно, даже жертвенный бычок, которого режут в честь моего возвращения. Но это не возвращение, потому что здесь не Итака.