Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:24 

Время жить и время умирать

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"А перед нами все цветет, за нами все горит...
Не надо думать, с нами тот, кто все за нас решит!"
В. Высоцкий, "Солдаты группы Центр"


Erich Maria Remarque, "Zeit zu leben und zeit zu sterben"

"Гребер затянулся и выдохнул дым. — Хорошо, когда есть сигареты. Иногда это даже лучше, чем друзья. Сигареты не сбивают с толку. Они молчаливые друзья".

Здорово. Хотя я ее откровенно домучивал. 31, 1, 2, 3. Понадобилось четыре дня.

"На холме за казармой они нашли скамью. Она стояла под каштанами, и оттуда был виден весь город. Нигде ни огонька. Только воды реки мерцали в лучах месяца".

Параллели с "1984" продолжились и даже усилились.
Она все о том же - война. Год 1943-ий, герою 23 года. Он стар, но без опыта старости.
Конечно, они с "ТА" похожи. Похожи очень и очень многим, но.
В "ТА" больше динамики. Вся ситуация с Хааке добавляет ее. В "ВЖ-ВУ" этой динамики почти что нет. Там скорее гниль. Даже без ползучего страха.
В "ТА" лучше прописаны колоритные персонажи: Хааке, Морозов, сестра Эжени и другие. В "ВЖ-ВУ" и Элизаебт Крузе, и старый учитель Польман, даже сам Эрнст Гребер выглядят бледно. Альфонс Биндинг - тот мне искренно приглянулся. Еще был хорошо отточен "фашист на все двести" Штейнбреннер.

"Ночью каждый таков, каким ему бы следовало быть, а не такой, каким он стал".

Но "ВЖ-ВУ" все-таки в чем-то логичнее и реалистичнее, чем "ТА". И Равик, и Гребер обретают в произведении "новую жизнь". Равик едет с нею в концлагерь и судьба этой жизни не ясна. Ремарк оставляет надежду. Хотя исход должен быть такой, какой и стал у Эрнста. Искупить все это можно было только смертью, а "новая жизнь" в тылу, конечно же, оказалась химерой.

P.S. "Вечно мы забываем, что в любое время можно самому поставить точку. Мы получили это в дар вместе с так называемым разумом".

21:11 

Все закончилось

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Все. Закончилось. Теперь просто передышка между этой и следующей войной. Просто отсрочка; отсрочка по ходу которой я ничего не буду предпринимать, чтобы предотвратить ту войну, которая будет. Просто "мертвец в отпуске".



23:44 

Триумфальная арка. Эпилог

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Не хочу этого дурацкого "сегодня (30.05)" ну и т.д. Надо выждать паузу. Теперь, когда все кончилось, когда я пропустил это через себя на максимуме, скрасив погибавший май, нужно сделать паузу. Выждать. Только "Бесы" вошли в пантеон сразу. И "Улица", и "Град", и "Хищные вещи" стали теми самыми раковыми опухолями с которыми, как тот самый Дон Кихот, не боролся Равик - Людвиг Фрезенбург. И был Борис Морозов, и Жоан Маду, и доктор Вебер, и Хааке. Что-то напоминало мне "1984", что-то Стругацких. И кальвадос.

"Свободен лишь тот, кто утратил все, ради чего стоит жить".

Сегодня купил в "Букве" у Щелчка "Время жить и время умирать". Конечно, название сразу напомнило великого Хема - "Иметь и не иметь". О чем она? Думаю, что о том же. Передышка в аду; мертвец в отпуске. Завтра последний день мая. Послезавтра июнь. И в июне я должен прочесть полное собрание его сочинений. Все, что найду. Все, что смогу. К первому июля 2007-го года Эрих Мария Ремарк закончится. А значит впереди у меня месяц лучшей литературы. Месяц, который так и будет называться: Ремарк.

00:14 

Триумфальная арка. Часть IV

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я поехал сегодня вечером в Парк Победы. Сидел там у фонтана и читал "Триумфальную арку".

"В тебе всегда было столько самоуверенности! Столько самоуверенности, что впору сойти с ума! И ничто не могло прошибить ее! Как я ненавидела твое превосходство! Как я его ненавидела! Мне нужно, чтобы мною восторгались! Я хочу, чтобы из-за меня теряли голову! Чтобы без меня не могли жить. А ты можешь! Всегда мог! Я не нужна тебе! Ты холоден! Ты пуст!"

00:33 

Триумфальная арка. Часть III

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Он тронул ногою хризантемы. Счастье, подумал он. Голубые горизонты юности. Золотая гармония жизни. Счастье! Боже мой, куда все ушло?"

Дима порекомендовал мне эту книгу после того как я разорвал долгую паузу затяжек вопросом: "Дим, когда это началось? Когда мы все потеряли?".
Он ответил также, как отвечал я: не знаю.
Дильшад сказал сегодня: "Все на Земле пошло не так, когда вымерли динозавры. И мне почему-то кажется, что в этом есть смысл.
Беру нарды. Иду к Сереже.

16:49 

Триумфальная арка. Часть II

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я читал ее в электричке (это была первая в моей жизни поездка на электричке); читал во дворе, сидя на каменных ступенях крыльца под палящим солнцем с сигаретой в руках и бутылкой ледяной воды рядом; читал в метро. Все как всегда.
Сейчас я добрался до дома, чтобы просто привести себя в порядок - пойти в душ и перекусить. Что будет дальше? Не знаю. Но хочу продолжать. Хочу эту книгу.

14:52 

Триумфальная арка. Часть I

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Вчера (24.05) начал, а сегодня (25.05) продолжаю читать "Триумфальную арку" Эриха Марии Ремарка. Это потрясающе. Совет мне дал Дима. Это восхитительно. Теперь уезжаю на дачу к Вайтюку с Сережей. Приеду к ним, лягу на травке и буду читать.
"...кем бы ты ни был - поэтом, полубогом или идиотом, все равно, - каждые несколько часов ты должен спускаться на землю, чтобы помочиться. От этого не уйти. Ирония природы".

01:01 

Пять минут. Машина ждет.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Устал. Очень устал. Просто все закончилось. Давно. Привычка уже, кажется, есть. Но вопрос: "Когда все пошло не так?" приходит ежедневно. Осталось чуть-чуть. Еще одно усилие, еще несколько лет... Дождь сегодня был в городе, я попал. Голоден. И тошнит. Блядь, какой же я все-таки мудак. Просто му-дак. Скоро все кончится. Пусть.

В пятницу должен уехать на дачу к друзьям Сережи. На все выходные. Но нельзя. Нельзя. Нельзя. Есть дела. Или поеду? Так, если утром проснусь, то тогда решу. Если не проснусь, то все само собой решится.

А, еще. Голова Железновой лежала сегодня у меня на коленях у фонтана. И впервые мне показалось, что у нас есть не так уж и мало общего. Я ее люблю. Так же, как год назад любил, так и теперь. Железнова - это самая лучшая книга. Но только она не написана. Асе дан огромнейший потенциал. И я вижу, как она его херит. Не потому, что что-то делает и не делает чего-то. Просто... Этот мир не стоит того, чтобы она реализовывала в нем свой потенциал. И мне кажется, что она это понимает. А если и не понимает, то подсознательно чувствует.
Мы говорили с ней о Генри Миллере.
- Надо кончать, Ася.
- С чем кончать?
- Не с чем, а абстрактно кончать.
- Ммм... что ты имеешь ввиду?
- Что ты прочитала "Тропик рака", а это - первая часть трилогии. Ты прочитала другие две?
- Нет. Я нигде не могу найти второй части, "Черной весны". Вообще нигде.
- Я тебе ее найду.
- Да ладно!
- Сомневаешься?
Нашел. В "Букве" у метро "Первомайская". После того, как я нашел "Канал грез" Бэнкса, который искал везде и всюду полгода, я искренно поверил, что найти можно все, что угодно.

Завтра надо проснуться. Чтобы отдать Железновой книгу, и чтобы КК не таскала зря мне лекции, и чтобы труды школьной подруги, сделавшей мне сайт, не пропали даром, и чтобы папа не покончил с собой, пытаясь разбудить с утра холодное тело. Сегодня ночью мне нельзя умирать.
Давай в следующий раз, ладно?

12:54 

Новый день

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Какой-то этап пройден. Какой-то кусок себя, который я мариновал, чтобы выплюнуть, я успешно выплюнул. Успешно ли? Выкурил 4 пачки сигарет. Она сказала, что ей стыдно. И действительно, это было сделано ради нее. Конечно, не ради нее, а ради себя. Но меня это правда очень заинтересовало. Теперь наступила абсолютная свобода. Фактически на 3 месяца. Только надо привести в порядок кое-какие дела. Например, переписать пару сотен страниц дурацких лекции, которые мне любезно одолжила КК, прочитать какой-нибудь шовинистский "Удар русских Богов", опять придумывать всякое дерьмо типа статей в трижды проклятую "Дружбу", которой не нужна правда.
Это все не importante. Волшебный Надаль одержал вчера 80-ую (!!!) подряд победу на грунте. Если мой мальчик перестанет играть в теннис, то, похоже, исчезнет последний повод жить.
А еще я проспал около 15 часов подряд.

Hay que estudiar, estudiar y otra vez estudiar, como dijo nuestro adalid Lenin!

02:29 

Ночь

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Ночи стали очень коротки. Я помню мои январские ночи; они казались бесконечными. "До чего же наш сатирик обмельчал и обеззубел"... Сейчас половина третьего и уже через три часа эта ночь закончится: в половину шестого - рассвет.
Надо пойти перекусить и принять душ.

04:27 

Долгая ночь

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
4:23
Эта ночь имеет свой цвет и вкус. Как и все остальные. От меня пахнет сигаретами, кровью и усталостью.
Я люблю поэзию. Не больше, чем все остальное, но люблю. Если бы не грубая проза жизни, я посвятил бы поэзии целую ночь.
Целую ночь. Я целую эту ночь. В ладонь.
Впереди день.

5:39
Уже рассвело. За окном ливень. Если он не закончится до 8 утра, что маловероятно, я буду счастлив. Как всегда... Два варианта развития событий: наихудший или маловероятный.

14:03
Уже целых 28 часов без сна.

18:05
Теперь только 32. Всего только 32...

21:08
Всего только 35 часов. 35 часов без сна. И теперь я иду курить.

00:08
38 часов.

02:00
Спать. Наконец можно. Спать. Спать. Спать. 40 часов. И видеть сны.

05:52 

Лондо

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Очень долгая бессонная ночь. С ним, с тем самым человеком, который не был счастлив. "Я просто хочу, чтобы всем было весело" - так он говорил.

В жизни наступает момент, когда смотришь в зеркало и понимаешь, что выше головы прыгнуть не удастся. Тогда остается или с этим смириться, или покончить с собой. Ну, или перестать смотреться в зеркало.

21:44 

Rafael Nadal

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Он убил меня просто. 76-ая победа подряд. Самый тяжелый матч из всех, что я видел за последний год. 7-6, 6-7, 6-4. Матч продлился больше 3,5 часов. Я хотел уже сейчас назвать его победителем Римского Мастерса, потому что этот матч напомнил финал двухлетней давности с Корией или прошлогодний финал с Федерером, когда Надаль выиграл на тай-брейке в пятом сете. Так близко от пропасти, как сегодня, Рафа уже давно не стоял. А ведь завтра ему еще играть финал с Гонзой. Это будет тяжело; но сегодня это был ад. Сегодня Рафа оказался уязвимым. Теперь весь atp tour увидел это. Пусть он только одержит победу завтра, а потом поедет на Мальорку, ловить рыбу. Чтобы забыть об этом кошмаре и выйти к РГ в лучшей форме.

23:48 

Вечер

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Два часа в одиночестве под дождем. Сначала под "Веню Дыркина", потом под Льва Лещенко. Через Измайловский проезд, а потом Маршрутом Расписных Гаражей. И дождь стеной.

00:02 

Годовщина

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Ровно год назад, в самом исходе дня 9 мая, я создал этот дневник.
Официально он существует с 8 августа 2003. Но тогда я писал про футбольную команду "Интер" из города Милана. Тогда меня интересовали вещи несколько иного рода. Тот дневник просуществовал пару недель. Возобновил я его год назад. Первая запись этого дневника датирована 10 мая 2006. Время: 00 часов 02 минуты. Название записи: "Через 10 минут". Тогда я написал:

"Через 10 минут наступит 10 мая 2006 года. Мне 17 лет, я выращиваю лён на зеркалах, чтобы не видеть своей рожи (Подписываюсь под этим и сегодня, даром, что мне теперь не 17, а 18 лет). Колонны, на которых базируется моя жизнь:

1. Жизнь дерьмо
2. Я - сама жизнь
3. Свобода — это возможность сказать, что дважды два — четыре. Если дозволено это, все остальное отсюда следует (Д. Оруэлл, "1984")
4. Я свободен... прекрасно, что дальше?
5. Хочу любить
6. Хочу дружить
7. Хочу верить
8. Нет ни любви, ни друга, ни веры
9. Через минуту я могу быть самым счастливым человеком на свете... и так каждую минуту уже много месяцев подряд
(Пункты 1 - 4 имеют право на существование. Это так. Пункт 5 уже был и его больше не будет, пункт 6 слишком абстрактен и для меня, похоже, невозможен в принципе; да и абстрактное желание - не желание; пункт 7 мне просто не нужен, потому что это не для меня. Пункт 8 слишком патетичен для сегодняшнего дня. Пункт 9 мне вообще не нравится. Потому что того счастья, которое я считаю счастьем не будет, а счастье момента частенько появляется).

Это, так сказать, основа. И что дальше? Жизнь не сложнее элементарных математических формул... Просто математику я всегда сдавал в августе (был настолько хорош, что просили повторить на бис), школьный экзамен по алгебре за меня писали сердобольные учителя (куда ему в армию, хилый такой, дунешь - развалится), в аттестате мне с особым цинизмом нарисовали тройку и пожелали счастливого пути. Фактически, мне не на что жаловаться, жизнь моя прекрасна, но... Дерьмо. Дерьмо. Одно сплошное дерьмо. (Актуально и через год).

Я люблю курить. Это то, что я действительно люблю. Ещё люблю апельсины, потому что они оранжевые. Меня никто не понимает, в душе я двухметровая блондинка с фигурой 90-60-90 у которой порвались колготки, и она плачет. (Ну, про блондинку это я пошутил. А так все верно).

У меня нет друзей, а пожаловаться на это я могу только своим друзьям, однако этот этап психологического двоемыслия я пройти не в состоянии, и жалобы друзьям, на то, что их не существует логически должны закончиться в палате рядом с Наполеоном. (Верно).

Сейчас мне нужно (за одну ночь) написать курсовую работу по истории, иначе я не получу отлично автоматом. Нет, я не ботан, просто ленивый и понимаю, что экзамен я не сдам, поэтому мне нужен автомат ("Когда я куплю себе пистолет, сразу наступит мир во всём мире..."). (Этой ночью мне нужно писать план курсовой работы. Милое совпадение).

Я ничего не хочу ни от себя, ни от жизни. Все мои стремления заканчиваются сигаретой либо покоем. Нет ничего лучше сна. (Согласен на все 100%)

Через 10 минут... всё будет также, как вчера". (Добавлю только одно: все будет хуже. Каждый день хуже, чем вчера).


Вот так я писал год назад. Завидное постоянство. Завидовать, правда, особо нечему. Все это очень глупо. И бессмысленно. Очень и очень бессмысленно.

05:10 

Бессонная ночь

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Утро. Мокрое и теплое. Как я по нему соскучился.
Я сижу очередную свою бессонную ночь у компьютера, пытаясь написать две статьи о двух мероприятиях. Одно из них длилось 2 дня. Я был на нем 2 часа. Другое - 1 день. Я был на нем 1 час. Одну уже написал, почти закончил вторую. Ложиться спать - самый дрянной вариант из всех, что у меня есть.
Саркози стал президентом Франции - поздравления. Только не нравится он мне, maricon он, чует мое сердце.
Рядом со мной лежит Хемингуэй. А чуть дальше - Кортасар, которого я сегодня купил. Он обещает мне "Игру в классики" и "62. Модель для сборки". Мне кажется, что первая мне понравится, а вторая просто не для таких уродов, как я. Она для уродов другого рода. Другой модели. В конечном счете, мы все - уроды. Кто не согласен, извините. А, впрочем, идите al carajo. Потому что меня no jode. Дрянное настроение. Конечно - писать статьи, когда сам знаешь, что пишешь, как курица своим verga, это не поднимает настроение! Тем более, что... не хочу. Потому что не знаю, что я делаю на факультете журналистики. Однако, есть люди, которых это пугает. Их реально волнует, то что их самоощущение (слово-то какое пафосное употребил, cabron) не соответствует факультету. А мне нравится. Потому что журфак - это такой фак, где не надо напрягаться. Разве смог бы я столько раз забивать пары, чтобы читать в это время постороннюю литературу, учась на физика-ядерщика? Другое дело, что иногда (вот как сейчас) приходится что-то писать. И тогда я понимаю, что совсем не хочу этого делать. Я умею читать. Но писать я не умею и не хочу. Охотников до этого дела - un monton. На мой век великих щелкоперов и escritores точно хватит.
Единственный приоритет сейчас - чтобы утром пошел дождь. Чтобы было кофе на подфаке (попробую вспомнить одно из тех самых мгновений прошлой весны) и мокрый асфальт. Это обязательно. Хочу мокрый асфальт. А получу, как чаще всего бывает, один большой carajo. Мило...
"Погода на Яндексе" обещает долгожданный мною дождь. Но когда он пойдет - вот вопрос. Мне он нужен в 8:10, утром. То есть через 3 часа 40 минут.
Надо дописывать статью... чего ради? Вот сидит там в газете главный редактор. И ему надо, чтобы я принес завтра статью, чтобы газета выходила постоянно, чтобы она от года к году становилась объемнее, чтобы было больше цветных номеров... короче говоря, стандартная жизнь стандартной студенческой официально газеты. И вот сижу я. И мне надо дописать статью, записать ее на flash'ку и сдать завтра в обеденный перерыв. Но ведь на самом деле - это никому не нужно. Ни главреду, ни мне. Главреду нужны любовь, счастье и много денег. Мне нужно выспаться, мокрый асфальт и хорошую книгу. Хотя я бы не отказался ни от любви (но в это надо сначала поверить), ни от счастья (но этого не будет), ни от денег (но этого-то как раз никто не предлагает).
Сердце начало болеть. Ничего... я стойко выдерживаю бессонные ночи в последнее время. Надо еще душ принять. Joder, как сердце щемит... Неприятно. Вот сейчас бы покурить. Чего бы я хотел - это покурить и выпить Мартини. Мартини рядом стоит, в книжном шкафу. Но покурить - не вариант. Поэтому так и сижу... Так, сейчас соберусь и допишу статью. До дождя, которого я так жду осталось 3 часа 30 минут.
......................................................
vamos. gut. дописал. сейчас нужно перечитать/отредактировать. До дождя осталось 3 часа 15 минут.
Отредактировал. Все. Все закончилось. Можно идти в душ. Восход наступит через полчаса.
До моего дождя осталось ровно три часа.

01:06 

По ком звонит колокол. Часть последняя: Погребальный звон

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Перебор, иначе похоронный или погребальный звон, выражает грусть и скорбь об усопшем. Медленно ударяют по одному разу в каждый колокол с самого малого и до самого большого, а после этого ударяют одновременно во все колокола. Этот скорбный похоронный перебор обязательно заканчивается кратким трезвоном, выражающим радостную христианскую веру в воскресение усопшего.

Главы 37 - 43.
Сегодня (05.05) я дочитал "По ком звонит колокол" Хемингуэя. И это действительно похоже на "Иметь и не иметь". И это действительно сильно. Пожалуй, это самая сильная книга о войне, которую я когда-либо читал. Просто потому что я не люблю читать о войне; теперь, наверное, взгляну на ситуацию по-другому. Потому что это не "Хищные" и не "Град". Это другое; совсем другое. Разница очень четко улавливалась сегодня после полудня, когда я лежал в джакузи на квартире у Скрол и курил. Там снова был тот самый момент: дайте мне слег. "По ком звонит колокол" совсем не об этом. Он странный. Не сказал бы, что сила воздействия романа удивительна. Он полезный. Я открыл глаза на многие исторические факты, которые прямо противоположны нашим представлениям о них. Пронзительный ли он? В какой-то степени... да. Потому что Пабло - это есть. И по-другому я сказать не могу. Пабло просто есть. И есть Пилар, его mujer. И есть Мария, зайчонок, guapa. Я даже назвал сегодня так Скрол: guapa. Потому что этот роман захватил меня. Он читался удивительным запоем, очень легко. Простая книга с простым языком. Только вот про сложные вещи. Да, "Колокол" наталкивает на размышления, но слишком уж они глобальны. То что он не поднимает настроение - очевидно. Меланхолия. Кажется, я нашел слово, которое может более или менее сформулировать мое отношение к воздействию этого произведения и к его сути - меланхолия. Потому что Роберт Джордан сломал ногу. Потому что Гольц был горд, но ему было больно. Потому что Пабло есть. Потому что Ансельмо умер. К сожалению, об этом я знал с самого начала. Но. После того, как это случилось, после того, как этот viejo, который плакал после того, как убил человека, который хотел искупления, который говорил, что молиться теперь подло, но молился в предпоследнюю минуту о том, чтобы повести себя как мужчина в этом бою, я понял, что Роберт Джордан должен умереть. Он не может остаться в живых. И так и получилось. Ingles разговаривал с дедушкой, а потом в поле видимости появился лейтенант Беррендо. И все закончилось. Я особенно благодарен Хемингуэю за то, как он закончил произведение. Если бы Роберто остался в живых, это испортило бы все. Вся правда... нет, не "правда жизни", а именно, именно "правда войны" пострадала бы.
Впереди у меня еще 150 страниц вступительных статей и комментариев. Быть может, я еще вернусь сюда с "Колоколом". Потому что грядущие 150 страниц могут мне многое объяснить.

"Обо будет никак. Просто ничего не будет. Ничего. Только сделай это. Сделай. Вот сделай. Теперь уже можно. Давай, давай. Нет, ты должен ждать. Ты знаешь сам. Вот и жди".
Э. Хемингуэй, "По ком звонит колокол"

03:16 

По ком звонит колокол. Часть четвертая: Набат

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Набатным звоном называются непрерывные, частые удары в большой колокол. В набат звонили во время тревоги по случаю пожара, наводнения, мятежа, нашествия врагов или какого-нибудь другого бедствия.

Начинается. А вернее, заканчивается. Главы 17 - 36. Эскалация насилия. Так знакомо и ожидаемо. Это роман одного дыхания. Иначе он просто не читается. Меньше чем через 4 часа мне вставать и ехать в университет. Но это не принципиально. Потому что Карфаген... Колокол. Не так, кстати, страшен волк, как его малюют. Над этим стоит задуматься. А вообще все это - очень полезно.

00:46 

По ком звонит колокол. Часть третья: Симфонический оркестр

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Симфонический оркестр - оркестр, в состав которого входят струнные, деревянные и медные духовые, а также ударные инструменты.

Главы 9 - 16. Потрясающе. Затягивает. Нет, это не "Бесы"; это не "Град". Но эта книга читается так легко и таким "запоем", как давно ничего не читалось. Более ста страниц в день остаются позади, а ощущение такое, что еще ничего не прочитано, что к чтению еще и не приступал. Сегодняшний симфонический оркестр подарил мне шторм положительных эмоций. В контексте всего происходящего, Эрнест Хемингуэй, "По ком звонит колокол":
"Оттого, что ее ладонь лежала на его ладони, что их пальцы были сплетены, что ее запястье прижималось к его запястью, от этой близости ее ладони, и пальцев, и запястья шло в его руку что-то свежее, как первый порыв ветра, который рябит гладь застывшего в штиле моря, что-то легкое, как прикосновение перышка к губам, как листок, в тихую погоду падающий на землю..."

02:46 

По ком звонит колокол. Часть вторая: Трезвон

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Трезвон - это звон во все колокола, затем маленький перерыв, и второй звон во все колокола, снова маленький перерыв, и третий раз звон во все колокола, т. е. звон во все колокола трижды или звон в три приема.
Трезвон выражает собою христианскую радость, торжество.


Первые восемь глав.
Стремительно. "Иметь и не иметь". На одном дыхании. Интересно. Очень характерно. Вполне ожидаемо. Очень интересно. Безумно характерно. Зеркальные параллели. Диалоги. "За рекой, в тени деревьев".
Легче, чем я думал. Свежее, чем предполагал. Быстрее, чем мог надеяться.
Хемингуэй всегда разный, но он остается собой. Динамика покоя - его конек.

2 x 2 = 4

главная