• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:38 

По ком звонит колокол. Часть первая: Благовест

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Благовестом называется мерные удары в один большой колокол. Этим звоном верующие созываются в храм Божий к Богослужению. Благовестом этот звон называется потому, что им возвещается благая, добрая весть о начале Богослужения.

Наступил май. Даже если я хочу спать - я не хочу спать. Я не думаю о будущем. Я не думаю о прошлом. Настоящего просто нет. Начинается новая эпоха, эпоха этой книги. Очередная или последняя. Не суть. Так или иначе, но лучше избегать вопросов о том, по ком звонит колокол. "Он звонит по Тебе".

01:36 

Странности

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
- Жили-были...
- Короче!
- Умерли-бумерли.


С самого начала мы с ней решили: без мобильных. Слишком банально. Я настаивал на отречении от icq. Она уговорила.
- Мы встречаемся с тобой завтра? - это я.
- Как ты скажешь. - а это она.
- А что ты будешь делать?
- Я свободна. Утром, правда, приезжает сестра с ребенком...
- Ну, альтернатива у тебя небольшая: ты можешь завтра либо посидеть с ребенком, либо погулять с ребенком...
- Нет))

В ночь с 26 на 27 апреля мы с ней были вместе. Она выше меня на несколько голов. И вот мы идем по центру ночной Москвы, и какая-то пьяная женщина останавливается, смотрит на нас и говорит: "Ребята, вы - итальянская пара!". Аня смотрит на меня с высоты своих 185 сантиметров роста и долгих 29 прожитых лет и говорит: "Нет. Мы - испанская пара". А я подумал: "Нет, мы - красавица и чудовище. Причем, чудовище, к счастью, - я".

С ней все странно. Даже морозовские интонации, которые я заметил в ней в первую нашу встречу, стали проскакивать намного реже. Либо я перестал их замечать. Появились новые, свойственные ей одной. Она смотрит на меня и щурится.

Завтра мы с ней встречаемся. У посольства Испании. Это она предложила место встречи. Удивительно.

Мы ни о чем не говорим. Специально. Даже о том, что все закончится быстрее, чем мы думаем. Но не хотим терять момент, все портить. Впервые я чувствую, что мне плевать на последствия. И это еще более удивительно для меня, чем все остальное. Меня не заботит, что будет и что может быть дальше. Главное... не суть.

18:28 

В пустоте (параллели #5)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Любовь! - в ней все тайна: как она приходит, как развивается, как исчезает. То является она вдруг, несомненная, радостная, как день; то долго тлеет, как огонь под золой, и пробивается пламенем в душе, когда уже все разрушено; то вползет она в сердце, как змея, то вдруг выскользнет из него вон... Да, да; это вопрос важный. Да и кто любит в наше время? кто дерзает любить?

И. Тургенев, "Рудин"

17:28 

Опять ночь без сна (параллели #4)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Как прожить ночь, если не можешь уснуть? Наверно, в конце концов узнаешь и это... В этой проклятой жизни все узнаешь. Кажется, я уже начинаю узнавать. Просто внутри все умирает, и тогда все очень легко. Живешь, не живя, как очень многие люди почти всю жизнь. Наверное, так оно и бывает.

Э. Хемингуэй, "Иметь и не иметь"

22:28 

Еду прочь (параллели #3)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Под развесистым каштаном
Продали средь бела дня -
Я тебя, а ты меня...

Д. Оруэлл, "1984"

00:08 

Как по Есенину (параллели #2)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Тридцати с лишним лет,
Называл скверной девчонкой
И своею милою.

С. Есенин, "Черный человек"

18:45 

Король грунта

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Мой любимый Рафаэль Надаль опять выиграл. У Флигена 6-1, 6-2. Это 12 сетов подряд в этом сезоне. и Теперь 68 матчей без поражений.

23:53 

Параллели

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Еще вчера я смеялся, недоумевал или просто скептически смотрел на драму тридцатилетней Карениной и двадцатилетнего Вронского. Теперь я, похоже, вляпался в это лично. Забавно.

00:35 

Сон

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я не спал 36 часов. Доброй ночи.

18:32 

Vamos!

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Hoy dia Rafael Nadal gano el partido contra el jugador de Suisa Roger Federer en Monte-Carlo 6:4, 6:4. Por eso estoy muy feliz aunque no me he dormido las ultimas treinta horas. Tengo que arreglar algunas cosas ahora mismo, despues ducharme y despues ir a dormir. Gracias, Rafa. Eres el mejor.



14:21 

Сумасшествие

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Этой ночью я целовался с женщиной 29-ти лет.
Я пришел к другу в книжный магазин, в ночную смену. Она пришла купить самолет. И книгу. Мы разговорились.
Я смотрел на нее и не мог поверить: она не красотка; но человека более похожего на Аню Морозову я никогда не встречал. Внешне они совсем разные, но: голос, интонация, выражение лица. Эти три пункта поставили меня в тупик. Она возмущалась так же, как Морозова; рассказывала диалоги так же, как Морозова; округляла глаза так же, как Морозова.
- Как тебя зовут?
- Аня.
Я думал, что 25 ей, она считала, что 25 мне.
- Мне 18.
- Не верю.
- Тебе сколько?
- 29.
- Не верю.
Мы обменялись паспортами. 1977 год рождения у нее, 1988 у меня.
Мы целовались. Чуть-чуть. Ровно столько, сколько могут позволить себе двое, разница в возрасте у которых составляет 11 лет. Возраст любви не помеха? Смешно. Это же не любовь. Она же не Морозова. Я же ее не люблю, как, впрочем, и она меня.
- Где ты сейчас должна быть?
- Дома. Спать. А ты?
- И я должен быть дома. Спать.
Я сказал ей, что она напомнила мне одну старую знакомую. Она попросила ее ни с кем не сравнивать. Я уступил.
Мы оставили друг другу адреса своих электронных ящиков. Но заранее попрощались навсегда, потому что она сказала, что все в наших руках, а я ответил, что моим рукам доверять не следует.
Это удивительное совпадение событий. Если я буду уверен, что она вдруг меня не полюбит, то мы обязательно встретимся с ней еще раз. Ей 29, она интересная женщина, нам вместе было этой ночью очень хорошо и уютно, как будто так только и могло быть. Ее зовут Аня. Она - самое яркое напоминание об Ане Морозовой за долгое-долгое время.

02:22 

Високосный апрель

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я молодец. Пятерку получаю. 18 - 20 апреля - "Накануне". И вот апрель:
«Отцы и дети» - И.С. Тургенев (193)
«Господа Головлевы» - М.Е. Салтыков-Щедрин (308)
«Дворянское гнездо» - И.С. Тургенев (158)
«Анна Каренина» - Л.Н. Толстой (754)
«Накануне» - И.С. Тургенев (150)

После нехитрых математических преобразований получаем 1563 страницы. И это за 10 дней до конца месяца. Теперь в этом месяце у меня осталась только одна цель. "По ком звонит колокол" Хемингуэя. Потому что я, честно говоря, устал от русской литературы. Последние 9 (!!!) книг, которые я прочитал - это русская литература. Давно у меня не было таких запилов. Надо разбавить. Хочу "Колокол" Хема.
А "Накануне"... Инсаров - примечателен; в нем есть что-то от Базарова.
Шубин = Паклин = Кацман вот об этом предстоит подумать. Потому что Кацман был прав всегда, Паклин ошибся однажды, а Шубин ошибался постоянно)
Смутные времена.

22:03 

Крошки счастья

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Это, наверное, действительно - счастье. Смотреть на своего любимого мужчину в телевизоре со скучной книжкой в руках - и заснуть. Повторяю еще раз: выпал грунт. На ближайшие 1,5 месяца главная тема: Надаль. Король Грунта вернулся. 6-3, 6-1; 6-1, 6-1; 6-2, 6-3. Это первые три матча. Завтра полуфинал с Бердыхом. И я жажду мести)
Предстоят интересные выходные. Дочитаю сегодня "Накануне" Тургенева. Тогда поцелую себя в щеку.

18:29 

Первый грунт

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодня на теннисных кортах всего мира выпал первый для моего любимого мужчины грунт. Надаль не заметил Челу 6-3, 6-1. Результат я уже знаю, а матч (точнее второй сет) сейчас посмотрю.
А потом буду спать. Потому что уже 30 часов без сна. Писал этой ночью реферат по русскому языку.
Спать я буду долго. Часов 10-12-14. Нет ничего лучше сна. Если после смерти мы постоянно видим сны, то я хочу заснуть сейчас и не просыпаться. Не просыпаться...

01:10 

Анна Каренина. Расчет.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
7 февраля 1875, Ф.М. Достоевский о романе "Анна Каренина": "Роман довольно скучный и уж слишком не бог знает что. Чем они восхищаются, понять не могу".

18 апреля 2007, А.А. Захарян о высказывании Достоевского: "Абсолютно с Вами согласен, Федор Михайлович. И больше об этом романе говорить нечего!".

23:53 

Анна Каренина. Часть восьмая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Все. Вчера (16.04) и сегодня (17.04) я прочитал восьмую часть "Анны Карениной", дочитав тем самым всю книгу.
Толстой, конечно, разочаровал (сколько раз я уже это повторил?). Восьмая часть - последний гвоздь, который он забил в крышку гроба романа. Сама Анна Каренина жива. Роман "Анна Каренина" для меня оказался мертвечиной. Лев Николаевич мог выехать на Вронском, самом лучшем персонаже книги, но он не стал этого делать! Он концентрирует внимание на Левине, который меняется в самую глупую сторону. Необоснованно, нелогично, нерационально... Просто Левин становится сыном Толстого и с ним происходит то, что происходит. Это глупо! Смешно, но по общему впечатлению на сегодняшний день, Тургенев лучше "Анны Карениной". Потому что Достоевский - это мясо, Тургенев - семечки. А "Анна Каренина" - ни мясо, ни семечки. Ладно, не буду ругать этот великий роман. В конце концов, не мне решать - великий он или нет. Но мне решать, понравился ли он мне. Нет, не понравился. Так себе. Лучше многого, по хуже лучшего. Большие надежды и обманутые ожидания.
8 - 17 апреля 2007 года. Лев Толстой. "Анна Каренина".

02:36 

Анна Каренина. Часть седьмая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Вот и свершилось то, что всем заранее известно. И мужик работал над железом.
Сегодня (15.04) я прочитал предпоследнюю, седьмую часть "Анны Карениной". Общие впечатления коротко: Левин разочаровал - тряпка, размазня, дурень. История взаимоотношений Карениной и Вронского интересна очень. Алексей Александрович многое обещал, но не оправдал надежд. Толстой в целом получает твердую четверку. Это неплохо. Может быть, гениально. Но это не космос мировой литературы.

21:51 

Анна Каренина. Часть шестая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Радость и эйфория от того, что я прочитал эту часть сегодня же (14.04) захлестнули меня. Сейчас пойду курить-гулять. С Джо Дассеном. Но это к теме не относится. В шестой части трагедия Анны становится действительно похожей на трагедию; без ложного сентиментализма. Также эта часть позволила мне уловить еще одно отличие между Т. и Д.: Т. пишет картину русской жизни, а Д. - картину русской души. Т. интересуют глобальные "общерусские" проблемы. Д. занимается вопросами социально-психологических крайностей. Второе мне, разумеется ближе.
Кстати, еще о Т.: он обожает сравнительные описания. Ну, то есть такие штуки: "Так должен чувствовать себя утопающий, который..." или "Как человек, у которого порезан палец, и что бы он ни делал...". Вот! Это я только теперь заметил. Дерево я)
Fumaremos.

13:45 

Анна Каренина. Часть пятая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Началом своим эта часть, которую я прочитал сегодня (14.04), напомнила мне Гончарова и разочаровывала жутко. Толстой ухватился за грошовый символизм, изобразив две из трех картин жизни в Обломовке (свадьба, рождение, смерть) и намекнув на третью. Местами, разве что, поменял. Иными словами все утомительное и глупое описание венчания с усиленными подачками почвы, на которой разрастется религиозность Левина, - дерьмо собачье. И в первую очередь из-за того, что Левин - один из немногих, кто четко дает ответ на вопрос о своей вере. Потом зарисовка (одна-единственная и неуместная) из заграничной жизни Карениной. И это уже вылитый Райский со своими придурками-друзьями. Кошмар.
Однако Лев Николаевич спас часть благодаря потрясающей концовке, где я даже прослезился на момент. Содержательные подробности, думаю, в данном месте не являются необходимыми. Перейду еще к двум-трем очень интересным, принципиально важным вопросам, заинтересовавшим меня во время чтения пятой части. Итак.
1. Отношение Толстого и Достоевского к смерти
2. Отношение Толстого и Достоевского к любви
3. Отношение Толстого и Достоевского к вере
Вопросы эти, отчасти связаны между собой. Попробую разобрать, что я надумал. Рассуждения преждевременны, потому как о Толстом мне говорить рано, но все же...
1. Толстой исследует смерть, анализирует ее, заставляет, время от времени, жизнь крутиться вокруг смерти. Всегда подробно и долго описывает "отхождение" героя, всегда рисует на его лице в этот миг "понимание", приходящее свыше. Он дарит своим героям смерть, которую обещает нам минздрав на сигаретных пачках: долгую и мучительную. Чтобы все передумать, чтобы обо всем поразмыслить. Возьмем для примера Николая Левина или князя Андрея. Но это получается нереалистично. Ведь такой подход не учитывает смерть внезапную, неожиданную. Как может снизойти понимание на старуху-процентщицу, если топор торчит из ее черепной коробки сразу, как она повернулась спиной к Роде? Достоевский не уделяет такого пристального внимания смерти как таковой. Ну, умер человек - и умер. Самый главный вопрос для Достоевского - это положение человека, который сам хочет взять смерть. А абстрактная смерть, так как ее исследует Т., остается неинтересной для Д. Т. принимает смерть как озарение; Д. принимает ее как данность.
2. Этот вопрос пропускаю, потому что идея в голове была, но куда-то слиняла. Осталась пустота и понимание, что об этом предмете я точно пока судить не могу.
3. Безумно интересно! Здесь Т. и Д. меняются местами (если проводить параллели с их отношением к смерти). Т. принимает веру как данность. Он много уделяет внимание нравственным и духовным исканиям, но! лишь исканиям. Результат этого поиска для Т. един и несомненен. Его герой, ищущий веры и приходящий к ней может придти только ко христианскому всепрощению. Иногда само это всепрощение может рухнуть на него с неба. Но не суть важно, потому что дорог много, а пункт назначения один. Д. же в этом отношении - полная противоположность Т. Его герои, это представители всех трех групп людей: верующие (Алеша Карамазов, Мармеладова), атеисты (Петруша Верховенский, Версилов) и религиозно неустроенные (Шатов, Иван Карамазов). И многие из них проходят испытания и искания, но не приходят к чему-то конкретному, как герои Т. Вера для Т. безусловна, для Д. - относительна. По крайней мере для его героев. Кириллов стреляется, чтобы стать Богом, а Алеша сомневается в существовании Бога из-за того, что "старец провонял". Иван Карамазов проповедует не то, во что верует и сходит с ума. Единственный толстовский герой среди героев Д. - Раскольников. Преступил черту, понес наказание, пришел ко всепрощенью. Может быть, еще Митя Карамазов, но тут уже долгие и сложные размышления. Кстати о Льве Николаевиче Мышкине. ... я хотел поговорить о Мышкине, но понял, что недостаточно еще знаю Толстого. По сему иду в душ. А потом продолжу чтение.

00:58 

Анна Каренина. Часть четвертая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодня (12.04) я приобщался к прекрасному путем одоления четвертой части романа. Снимаю кепку, отдаю поклон и признаю, что Лев Николаевич и Тургенев стоят определенно на самых разных уровнях. Четвертая часть более других напомнила мне старого доброго дедушку Толстого из "ВиМ", который, если пишет о хозяйстве, так решает вопрос в самом глобальном из масштабов, если рассуждает о смерти, то обязательно приходит к выводу, что все бессмысленно. Любовные сюжеты - вот что отчасти портит ситуацию. Уж на что хорош Левин, но, появляющаяся на его "счастье" Кити делает все настолько приторно-сладким, что хочется перелистнуть или положить рядом с Тургеневым. Ситуация же с Анной Карениной определенно идет на поправку, поскольку Алексей Александрович Каренин раскрывается в четвертой части по-толстовски, по-христиански. Характерное отличие гениев - отсутствие страха показать банальным или неправдоподобным. Дэниэл в "Улице отчаянья" Бэнкса не кончает с собой, Йозефа К. казнят, в Порфирии Головлеве просыпается совесть, Рогожин убивает Настасью Филипповну и т.д. Так и здесь: Алексей Александрович преображается. Когда жизнь его уже позади, в нем вдруг просыпается смирение. С чего вдруг? Ну, это уже вопрос к Толстому. Но само наличие такого вопроса уже отличает Толстого от остальных "мелких сошек" русской литературы. Упаси Дьявол, я не сравниваю его с Достоевским. Они разные и мой ответ на вопрос, кто из них "больше" у меня гравировкой на сердце значится. Но ЛНТ не так уж плох, как казался мне сначала. Читается интересно, с удовольствием. Масштабность четвертой части чуть подкачала по сравнению с третьей, но, как было уже сказано когда-то: "жить можно".
Уже наступило 13 апреля. Все закончилось 1 год и 7 месяцев назад. И вот цитата из четвертой части "Анны Карениной". Цитата как раз про Анну... Морозову: "...он не мог вырвать из своего сердца сожаления о потере ее любви, не мог стереть в воспоминании те минуты счастия, которые он знал с ней, которые так мало ценимы им были тогда и которые во всей своей прелести преследовали его теперь".

2 x 2 = 4

главная