• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
16:41 

Gypsy bartender

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
750 там слов нужно, 350 или сколько вообще?
Это минус неделя из жизни, если резюмировать коротко. Ничего страшного, у Макса, тем временем, минул уже минус год - бывает и хуже.
Но эта неделя отбросила меня назад. Одно отрадно: недостаточно далеко. Я крепко держался, как говорит божественная Мышь - главное тренд, а тренд я развернул в свой худший рабочий день - вчера. Так что сегодня мне чуть легче исправлять испорченное.

Теперь по существу.
Надо ставить гребанные цели. Если ты не ставишь целей, то удивляться бесцельности проведенного времени - как минимум странно.
Итак, чего я добился на этой неделе:
- Получил незабываемый и бесценный опыт (И такую цель я ставил, но она была достигнута за первые день-два, самый максимум - три)
- Убедился, что меня многие любят (Но я не ставил перед собой такой цели)
- Встретился со многими старыми друзьями и знакомыми, с которыми не виделся годами (Но я не ставил перед собой такой цели, более того - не хотел этого: я же сознательно не вижусь с ними годами)
- Убедился в своей способности индивидуально работать с девочками, особенно дурами и с теми, у кого проблемы с самооценкой (Но я не ставил перед собой такой цели, более того - это обратно тому, что мне нужно)
- Понял, что я не хочу пить, что я постоянно несчастен на следующий день после того, как я пил (Но это понимание приходит ко мне постоянно, и я пока все равно не бросил заниматься этим на постоянной основе)

Что произошло:
- Я забросил ворки (на самом деле еще и из-за болезни в конце предыдущей недели, к сожалению)
- Я на неделю полностью выпал из самого важного - фильма
- Я не пошел с Л. на "Самое важное", и да, мне очень жаль
- Я не заметил какого-то всплеска женского интереса. Уязвимые и пьяные - это не для меня. А к барменам липнут, судя по всему, только такие: сильно недовольные своей жизнью. Вообще чем дольше я живу, тем больше убеждаюсь, что самодостаточные (которые меня и интересуют) не липнут вообще, да и просто не заинтересованы. Что любая заинтересованность может исходить только от женщин сильно собой не довольных, желающих, чтобы их спасли, и их жизнь изменили к лучшему. Вы (обращение в пустоту) можете сказать, что это характерно и вообще естественно, но я так не считаю. Мне иногда нравятся люди, нравится с ними провести вечер (или даже ночь - как в случае с НаташеЙ, например, у которой мы с Л. задержались до пяти утра), но это не значит, что я подсознательно жду, что они войдут в мою убогую жизнь и изменят ее к лучшему. А эти все телки как будто только этого и ждут - аж противно от этого.
Ладно, эту мысль как-нибудь разовью потом - затянул я с этой записью. Словом, эта неделя прошла - и слава богу. Теперь пришло время перестать заниматься херней и заняться собой. Тем более, я близок к себе, как никогда. У меня все получится. Я проебал неделю, но не проебал Захаряна. Это дорогого стоит.

01:11 

Запись от 20.09

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
14:07
Опубликую при случае.
Вчера была очень сильная попойка. Я еще пересаживался лицом к окну в баре, а ночью блевал и глотку раздирала смесь пряностей, острого перца и кислоты. И лейтмотивом – отрыжка барливайном. И кажется, что сам вкус барливайна – приторно сладкий, теперь обречен всегда быть приторно-тошнотворным. Нет, я не люблю пить. Я не пил до того 3 недели (бокал вина и бутылка портера с острова Хиос не в счет). Я правда не люблю пить. Я люблю свое тело сильным. Алкоголь делает его слабым, лишает меня контроля.
Вопрос только вот в чем: сколько еще раз должен я это понять, чтобы остановиться? Сейчас мне кажется, что момент настал, что время пришло. Самое время. Весы показывают рекордные 83. Раньше, когда море еще не было продано котикам, когда еще жива была мать Бендисьон Альварадо, 82 было дном, от которого я отказывался. Теперь 83 – это дальше от дна на 5-6-7 килограмм. И в этой точке меня дико возбуждают контейнеры с творогом и медленными углеводами. Я вспоминаю вкус топленого сала в своем рту – гирос на Тасосе – и мне противно. Я, кажется, обретаю независимость. Мне кажется, что время приходит прямо сейчас. Что сегодняшнее утро – станет водоразделом, куда Николас Эрфе ходил в поисках исчезнувшего Кончиса.
Я смотрел вчера на Симона – какой же он талантливый! И как же губит он свой талант! МС, занимающийся кухней, - это как Ноланец, занимающийся пивом. С этим дерьмом пора завязывать. Миша – это зеркало, предложенное Ноланцу историей. Миша – это знак, что и я тоже гублю свой талант, бездарно разливая его по тошнотворно-сладким бутылкам барливайна.
Ты – это то, что ты есть. Не твой образ, не твоя культура, а твое мясо. И в моем мясе было (и остается) чертовски много таланта. С годами он впитывается внутрь – и его не чувствуешь так остро, как раньше. Но это ничего. Ноланец знает, что он есть. И Ноланцу еще не поздно свернуть «туда».
Может быть, все это вообще – Сирия, РТ, Ясенево, Босния, пиво – дорога к сегодняшнему утру. Это утро наступило.
И все-таки пара слов о том, о чем я собирался писать изначально. Я не люблю пиво. Оно мне скучно. Что же мной движет? Am I trying to get inside their pants? Most likely. Но опыт показывает, что это так не работает. За целый год 0,75 на Авиамоторной с АШ и 0,33 с АС в Беляево. За год пересаживаний к окну. Это не решение, это не путь. Путь – в твоем таланте, Ноланец. В том, чтобы вытащить наконец-то голову из задницы. Тем более, что шея уже виднеется.

11:06 

После бала

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Значит, вчера вечером мы собирались с ребятами не дегустацию 14 сортов у Макса.
И вот что я имею сказать с утра: я не хочу пить. Ну то есть я каждый раз говорю это пьяным после, но сегодня я проснулся без сильного похмелья, но с тем же ощущением. Я не хочу больше пить. Вообще. Я хочу бегать, прыгать и играть. Но не пить.
Я не хочу заниматься Пивзалом. Если чем-то я заняться и готов, то получением сертификата и подготовкой к экзамену.
Но все остальное не имеет к настоящему мне, к моей жизни и предназначению - никакого отношения.

02:16 

Белый город

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Противоречие: с одной стороны дурно от той ярмарки тщеславия, что клокочет вокруг. Она - во всем. Все - наружу, все - на показ, все - ради лайка, шера, коммента. "Ужинаем с семьей и обсуждаем ХХХ", "А я на море", "Спустилась в настоящее ущелье".
Ничего настоящего.
И вот тут противоречие: с одной стороны хочется это обличать, но с другой, обличая это публично, ты становишься частью этой же ярмарки. "Мысль изреченная есть ложь". То же самое с фотографиями, чекинами и прочим: они - это ложь, как только они появляются. Они - это попытка доказать, что тебе на самом деле круто. А значит, тебе не круто.
И вот же противоречие: единственный способ это победить - быть вне, не вовлекаясь и не вступая в противостояние. Но только дело в том, что об этой победе никто не узнает.
И вот еще одно противоречие: от того ли так тошно, что все неискренно, или от того, что не получается эту неискренность возглавить?

Я совсем здесь растерялся и не знаю, что к чему. Я очень подвержен пропаганде.
Я бы хотел начать все с начала, но не знаю, как и что именно.
Мне все кажется пустым, мерзким и несправедливым.

Дерьмо.

21:30 

2 и 5

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я сел на балконе в Херцег-Нови в последний вечер здесь, чтобы записать. И это делать совсем не страшно, а радостно.
Море передо мной - огромное, темное, спокойное. 30 дней подряд с этим морем - и оно всегда было разным.

Это были необычные 2,5 месяца. Они начались с сумасшедшего "возвращения на остов", когда было это физическое чувство, что все здесь ждало нас. Все - от коврика в ванной (коридоре?) и ветерка до пустых банок из-под чая. Я думаю, сколько же людей "прошло" через эту квартиру между зимой 2014 и зимой 2015. Но все это время она ждала нас. Это непередаваемо словами, это ощущение кожей: все там - наше. Оно принадлежит нам. Оно - наше. Как тоннель, как набережная в дождь и беседка.

За эти 2,5 месяца случилось уникальное: я научился радоваться жизни. В последние недели я ловил себя на том, что я просто счастлив, просто ничем не обременен. Это история про цветовой тест Люшера - я не думал его проходить, но мог бы. Как это случилось? Ведь и в прошлом году и весной, и летом, и особенно осенью я все время жаловался на то, что моя жизнь бессмысленна и внутри часто бывал несчастен. Даже в Истрии была "червоточинка". И в Нижнем она была, и вообще всегда была, - как в Севастополе.

А когда она появилась здесь - я пошел бегать и смотреть на море. И я просто сидел, думая о ДЛ, глядя на эти волны. И ждал. И вот пришел не ответ, но пришло ощущение. И я начал делать фильм.
Я понял массу безумно важных вещей: что фильм этот нужно делать только для себя. Что меня не интересуют ничьи комментарии. Что это моя история, которая мне интересна. Что окончание работы над фильмом даст не свободу "от", а свободу "для" - чтобы рассказать другую историю, уже имея опыт этой.
Я начал делать фильм, вместо того, чтобы написать СБ, хотя эта мысль была навязчива весь февраль (наплывами со снами). А потом - сегодня я поймал себя на этом - я просто перестал об этом думать. Я вообще перестал об этом думать.
Секрет такой перемен, как мне кажется, прост: делать то, во что веришь и не делать того, во что не веришь. Я научился отказываться от дел, которые мне не нравятся и в которые я не верю (даже если они приносят деньги), я научился верить себе.

Это какие-то очень необычные 2,5 месяца. Не знаю, куда они ведут, но знаю, что впервые за долгое время я вернулся на свой путь. И я на нем чертовски счастлив. Я научился радоваться всему, как когда-то об этом мечтал. Единственное, о чем мечтаю теперь - не растерять это умение.

Спасибо, чудо непредвиденного. Живели, Београд.

08:50 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Охрид. Снова. Какой-то банкет, званый ужин или еще что-то. Увидел мельком среди лиц и потом выискивал взглядом.

08:49 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Охрид. Снова. Какой-то банкет, званый ужин или еще что-то. Увидел мельком среди лиц и потом выискивал взглядом.

08:49 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Охрид. Снова. Какой-то банкет, званый ужин или еще что-то. Увидел мельком среди лиц и потом выискивал взглядом.

11:20 

Албания

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Знаки: Ботичелли на стенах кафе в Шкодре, Криминальное Чтиво за завтраком в Тиране. Значит, так надо.

12:22 

И снова привет

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Вчера Конаровская написала, что СБ стремительно покинула РТ.
И, конечно, мне снился сегодня Сантьяго, разоблачающий наши интимные интриги на канале.
Эх епт.

10:39 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сон - трое: Локк, Соер и кто-то третий (женщина) бегают по комнате и играют в какую-то игру на очки. Я - Локк. Перед паузой я веду 11 - 3. После паузы приходит Соер и говорит: "Я уступлю тебе эту победу, но ты должен пообещать, что начнешь жить. Сейчас же. И будешь жить минимум 2 года. Пойми, Джон, жить это естественно. Жить полной жизнью".
На этом проснулся.

01:44 

Мини-итоги

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Пару дней назад исполнилось 2 недели здесь. Я решил записать достижения:

1. Я начал бегать. Впервые за очень долгое время по-настоящему, впервые с апреля пробежал больше 5К.
2. Мы начали учить язык
3. Я перестал задыхаться и за 2 недели пользовался ингалятором раза 3
4. Я научился заставлять себя слушать себя. Ходить на пляж и смотреть на море. Заставлять себя искать свой путь и освобождать голову от рутины
5. Я прочитал "О мышах и людях"
6. Я добросовестно готовлюсь к Цицерону: не слишком эффективно, но постоянно хотя бы понемногу
7. Я начал работу над фильмом: создал группу, установил adobe, приступил к монтажу трейлера
8. Я стараюсь есть овощи и меньше хлеба

13:00 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
15.02.15
Как легко разучиться думать. Я сижу на холодных камнях, слушаю грохот волн у берега. И мне очень тяжело думать. О чем-то подобном я предостерегал себя. Я боялся, что если брошу постоянные тренировки, то могу разучиться думать.
Нет, не думать над задачей, но думать абстрактно. Например, о том, зачем я здесь.
Все происходит зачем-то, если есть хоть что-то, во что я верю, - то это оно. Первые два дня здесь – были одними из самых необычных в жизни. Это было чувство чистого возвращения, чувство огромной правильности, чувство пути.
Но время жестоко, особенно если выбираешь не убегать от него (на фестиваль в Табор, в Тирану, в подготовку… - да во что угодно), а отдаться ему. И тогда время течет через тебя, а ты должен отвечать на вопросы.
Зачем я здесь? Чтобы закончить то, что начал в прошлом году? Но что поделать с тем, что оно не отзывается внутри. Отзывается – начать новое, открыть бар в Сплите, раствориться в деле хотя бы на год.
Но даже если я сделаю так. Через год я окажусь здесь же: сидя у тех же самых волн, с тем же самым вопросом: «Зачем я здесь».
Конечно, фильм сам по себе не сможет дать ответа на этот вопрос. То есть на вопрос глобальный. Но ведь я здесь прямо сейчас: с этим ветром, с этими волнами. Может быть, я не должен думать про «потом», думать про «глобально»? Может быть мне стоит просто закончить начатое, а потом вернуться сюда, к этим волнам?
Я все время вижу перед внутренним взором Джона Локка, сидящего у моря, часами смотрящего на волны. И я пытаюсь понять, о чем же он думал? Но мысль как будто застревает в липком киселе – и не идет дальше.
Набежала туча, солнце начало скрываться.
Но как закончить дело, которое не отзывается внутри? Ведь я просыпаюсь каждый раз с новой идеей: написать в ЖЖ, поехать в Сплит, провести вебинар по солоду… Я ни разу еще не проснулся с желанием сесть и писать сценарий. Наверное, потому что я не верю в то, что он наконец-то получится. Пусть я могу заставить себя не задаваться вопросом: «А что потом?». Но как я могу заставить себя работать над фильмом, если это не отзывается внутри меня?
Может быть, I’m not supposed to do that now? Но я уже отложил фильм – летом, и он ни разу не отпустил меня с тех пор. Он сидит внутри, а каждый пост/новость/статью про Боснию я воспринимаю, как удар и сразу думаю: «Почему не я?».
А почему, собственно, не я? Что мне мешает? Что меня останавливает? Если я здесь за этим, то почему море не может подать мне знак, - чтобы я поверил в себя, чтобы загорелся, чтобы начал?
Солнце скрылось за тучей, стало холодно. Руки мерзнут, особенно пальцы. Море беспристрастно: волны, от бирюзового до темно-коричневого цвета, все так же разбиваются о берег. Единственное, что во мне отзывается, - это сидеть, смотреть и ждать.
Значит, так и будет.

12:57 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
В ночь с 7 на 8 января снилась СБ. Ехали куда-то в командировку. Так, на случай, если нужны будут цифры.

17:22 

Затрас

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я все сомневался - стоит мне делать запись или нет. А потом сел в метро и вот прямо сейчас, в эту минуту, напротив меня сидит Затрас. Он очень постарел, у него гораздо больше седых волос. Я не думал, что еще хоть когда-нибудь увижу его. Но вот он появился. Я мог сесть в этот поезд, конечно, но вероятность, что я сел бы в другой - огромна. Если бы я не застрял с решением вопроса о том, где проводить сегодня дегустацию, если бы я не останавливался бы на бульваре поговорить с ЛО, если бы не заезжал в книжный, если бы провел на шоколадной фабрике на 5 минут меньше времени, - то я бы не увидел его, Затраса. Ровно за неделю до того, как я собираюсь уехать из этого города навсегда.
Но фишка тут вот в чем - это не может быть случайностью. И если бы я задержался сегодня, то встретил бы его завтра. Мы все всегда так или иначе попадаем на остров, если we are supposed to. Переведу это на русский как "нам суждено".
И вот Затрас появился. Впервые за несколько лет. Я вспоминал о нем недавно, и подумал тогда же, что, наверное, больше никогда его не увижу. А теперь- пожалуйста. Человек, которого я замечал в Измайлово 10 лет назад, едет со мной в одном вагоне. Так же смешно озирается по сторонам, так же скромно выглядит. Но смотрит мне в глаза так, как будто тоже узнает. По крайней мере так мне показалось с начала и так кажется сейчас. Забавно, но он снова в той же шапке, кажется, он и в прошлый раз, на юго-западной, был в ней. Может быть он только и появляется тогда, когда я иду по своему пути - как предзнаменование, как знак?
Короче говоря, я действительно в это верю. Смешно, глупо, не важно как. Я не верю в то, что мы с ним оказались здесь и сейчас случайно. Таких случайностей не бывает. Мы должны были оказаться в этом вагоне. Оба. Я должен был его увидеть. Это не мой Заир, это мой Затрас.

Бродский 17 зим подряд ездил в Венецию. А Джек увез-таки их с острова. И что потом? Они поняли, что это было ошибкой. Это позволяет по-новому взглянуть на саму концепцию возвращений. Мы возвращаемся не потому, что пытаемся повторить. Мы возвращаемся, потому что we were not supposed to leave.

Меньше недели назад, 24-го января, мы лежали на дощатом настиле барселонской Рамблы дель Мар, у самого моря, и спали в лучах теплого январского солнца.
Меньше чем через 48 часов после этого мы ехали в посольство США и ЛО верила в меня, хотя мы не собрали много важных документов. А вчера мы получили трехлетнюю визу.

Я шел сегодня по Новому Арбату в Московский дом книги. Дорога, которую я проделывал десятки раз. И я никогда ее не любил. Она всегда - все десятки раз - была мне неприятна, обременительна. Я смотрел на Новый Арбат и думал: если я не увижу его больше никогда в жизни, я нисколько об этом не пожалею. Потому что нам не должно быть здесь. Мы должны вернуться, чтобы попробовать исправить ошибку. Хотя мне, конечно, больше нравится формулировка: вернуться, чтобы снова встать на свой путь. И я уже на нем. Вот он - Затрас, передо мной. Его невозможно ни с кем спутать, его невозможно не узнать, его нельзя пытаться удержать. Он очень стар. Он пришел проводить меня из Москвы. И теперь я точно знаю, что 2 года безвременья заканчиваются. Армен Захарян возвращается к себе.

00:26 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодня хотел писать про вчерашний сумасшедший счастливый правильный день с бессонной ночью, визой без документов и билетами обратно.
А вместо этого весь день разбирал коробки и делал этикетки.
Пусть эта запись мне послужит уроком. И вот еще: запомни, что ты хотел начать с острова. Тогда ты сможешь начать снова.

10:27 

Китай

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Запись от 10.01.2015, 06:36

Хочется записать вчерашний день. День, в который мы засыпали 3 раза. В первый раз после поездки в сначала жаркой, а потом очень холодной машине из Пекина в Циньхуандао. Сначала принимали душ, а потом смотрели 2 серийки L. и пили чай. Перед сном долго болтали, я тогда сказал: «Помнишь мы думали, что встретились рано? А скорее все-таки поздно: мы могли бы здорово дружить и быть вместе лет с 12».

Потом поругались из-за пекинской утки и армянских родственников в китайском обличье, но очень быстро помирились, сразу. Потом прогулка у моря (мы сбежали, ура!) и настоящий China Construction Bank, где полчаса меняли деньги и увидели инкассаторов: абсолютно мультяшную тройцу в касках (!) и с автоматом. И после этого заснули во второй раз.

Третий – дома после ужина моряцкими блюдами с родственниками Ян Бо, с разделением на двоих второго пакетика чая и большим количеством сексуальных коннотаций.

И вот сейчас проснулись. Время 6:34, начинается китайская свадьба – бессмысленная и беспощадная. Но все эти дни, с самого 3-го или 2-го января – счастливейшее время с осеннего Карабаха. Кажется, что мы там, where we’re supposed to be и что мы движемся в правильном направлении.

17:46 

26

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Самые счастливые дни (первые пять) и моменты между моими 25-ю и 26-ю.

22 или 23 декабря 2013, Мадрид.
Гуляем в Ретиро и наконец-то находимся, после нескольких очень тяжелых недель. Спешим в кино на "Великую красоту", уходим с нее и досматриваем дома. А после обходим весь наш осенний Мадрид пешком уже ночью - Гран Виа, Пасео дель Прадо...

август 2014, Москва
Накануне 4 часа у подъезда СБ и много алкоголя с Максом. а потом наступает этот самый день: "Планета обезьян" после 3 часов сна, новая квартира, новые джинсы и Балашова, которую влюбляю в себя за один вечер.

август 2014, Москва
Накануне дегустация, закончившаяся кальвадосом и Аленой. И вот я сижу на дегустации в 1516, и звонит ЛО. По дороге ударяюсь об дерево, скол на зубе чувствуется и сейчас. ЛО читает мое письмо и радуется, гуляем и говорим. Рассказываю про все-все, а потом пьем сидр.

сентябрь 2014, Карабах
Я попадаю в больницу, ты приходишь в палату, смотришь на меня и улыбаешься. И тогда я понимаю, что со мной все будет хорошо.

февраль 2014, Черногория-Босния
В первый раз едем в Боснию. Съезжаем с круга на какую-то горную дорогу. Мы одни. Останавливаемся, выходим. Пустынно, очень холодно. Садимся в машину и едем. Темнота, холод, пустая дорога, и мы едем на встречу неизвестности. И слушаем Веню.

март 2014, Черногория
Макс приезжает в гости. Длинный день с Котором, где "внезапно" находим ресторан, лечим зубы ЛО, потом гуляем в Петроваце, ужинаем в Кужине, а потом гуляем через наш тоннель.

август 2014, Москва
после нескольких часов футбола и алкоголя в Джон Донне с Комуникой, доезжаем до Электрозаводской - идем домой пешком и говорим о дневниках Кафки.

февраль 2014, Черногория
Смотрим Андеграунд, а потом идем слушать лягушек, как они спаривак ются в канаве около Будвы.

апрель 2014, Сплит
Гуляем по Сплиту, а потом едем на машине домой и яркое-яркое солнце светит в лицо.

август 2014, Гент
Дождь, холод и я болею. Холодный крик под дождем. А потом я вдруг тащу нас кататься на лодочке и выходит солнце. А потом мы едим картошку с соусом у реки и говорим о том, что возможно вообще все.

ноябрь 2014, Севастополь
Последний день. Накануне я совершаю "прыжок веры". И появляется солнце. Мы не спешим. Лодочки и город с моря. Но главное - солнце появляется внутри.

март 2014, Сараево
Солнце, мы едем на машине и слушаем про тостер, продажную мышь, уродливого крота и Себастьяна.

11:43 

Снова здорова

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Благодаря СБ, которая продолжает периодически сниться, я хоть изредка пишу сюда.
Кажется, завтра я улетаю. А хотел бы - переезжать.
Спина болит уже который день, поездка все-таки воспринимается как повинность и обязанность перед ЛО.
Ну ничего, надо просто перенести перелет, а там можно будет лечь и отдохнуть.
Сегодня гуляли (во сне, конечно) с СБ по какой-то набережной и дружили (кажется). Или дружили с ожиданием близости.
Я бы, конечно, ее все равно трахнул.
Так и не понимаю, что я испытываю - победу или поражение.
Но сейчас болит спина, и мне совсем не до этого.

12:28 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
И вот к началу ноября я подхожу с теми же результатами, с которыми я подхожу всегда к началу всего.
Это снова не мое дело.
Мне снова тоскливо, почти отчаянно, хочется зажрать и загрызть.
Не знаю, что делать со своей жизнью и к чему ее применить. Грусть, тоска, средневековье.
И никакого конструктива, мать его.

2 x 2 = 4

главная