Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:53 

Параллели

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Еще вчера я смеялся, недоумевал или просто скептически смотрел на драму тридцатилетней Карениной и двадцатилетнего Вронского. Теперь я, похоже, вляпался в это лично. Забавно.

22:28 

Еду прочь (параллели #3)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Под развесистым каштаном
Продали средь бела дня -
Я тебя, а ты меня...

Д. Оруэлл, "1984"

00:35 

Сон

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я не спал 36 часов. Доброй ночи.

00:32 

Захарян Обреченный

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
дочитал "Град Обреченный". И только что нервно курил на вполне осеннем ветру. Это потрясающая книга. Великолепная. Невероятная.
Для всех, кто ее не читал, но собирается: лучше не продолжать чтение этого моего поста. Дальше будет субъективный момент, который может создать ложное впечатление или предубеждение.

читать дальше

22:03 

Крошки счастья

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Это, наверное, действительно - счастье. Смотреть на своего любимого мужчину в телевизоре со скучной книжкой в руках - и заснуть. Повторяю еще раз: выпал грунт. На ближайшие 1,5 месяца главная тема: Надаль. Король Грунта вернулся. 6-3, 6-1; 6-1, 6-1; 6-2, 6-3. Это первые три матча. Завтра полуфинал с Бердыхом. И я жажду мести)
Предстоят интересные выходные. Дочитаю сегодня "Накануне" Тургенева. Тогда поцелую себя в щеку.

01:10 

Анна Каренина. Расчет.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
7 февраля 1875, Ф.М. Достоевский о романе "Анна Каренина": "Роман довольно скучный и уж слишком не бог знает что. Чем они восхищаются, понять не могу".

18 апреля 2007, А.А. Захарян о высказывании Достоевского: "Абсолютно с Вами согласен, Федор Михайлович. И больше об этом романе говорить нечего!".

00:58 

Анна Каренина. Часть четвертая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодня (12.04) я приобщался к прекрасному путем одоления четвертой части романа. Снимаю кепку, отдаю поклон и признаю, что Лев Николаевич и Тургенев стоят определенно на самых разных уровнях. Четвертая часть более других напомнила мне старого доброго дедушку Толстого из "ВиМ", который, если пишет о хозяйстве, так решает вопрос в самом глобальном из масштабов, если рассуждает о смерти, то обязательно приходит к выводу, что все бессмысленно. Любовные сюжеты - вот что отчасти портит ситуацию. Уж на что хорош Левин, но, появляющаяся на его "счастье" Кити делает все настолько приторно-сладким, что хочется перелистнуть или положить рядом с Тургеневым. Ситуация же с Анной Карениной определенно идет на поправку, поскольку Алексей Александрович Каренин раскрывается в четвертой части по-толстовски, по-христиански. Характерное отличие гениев - отсутствие страха показать банальным или неправдоподобным. Дэниэл в "Улице отчаянья" Бэнкса не кончает с собой, Йозефа К. казнят, в Порфирии Головлеве просыпается совесть, Рогожин убивает Настасью Филипповну и т.д. Так и здесь: Алексей Александрович преображается. Когда жизнь его уже позади, в нем вдруг просыпается смирение. С чего вдруг? Ну, это уже вопрос к Толстому. Но само наличие такого вопроса уже отличает Толстого от остальных "мелких сошек" русской литературы. Упаси Дьявол, я не сравниваю его с Достоевским. Они разные и мой ответ на вопрос, кто из них "больше" у меня гравировкой на сердце значится. Но ЛНТ не так уж плох, как казался мне сначала. Читается интересно, с удовольствием. Масштабность четвертой части чуть подкачала по сравнению с третьей, но, как было уже сказано когда-то: "жить можно".
Уже наступило 13 апреля. Все закончилось 1 год и 7 месяцев назад. И вот цитата из четвертой части "Анны Карениной". Цитата как раз про Анну... Морозову: "...он не мог вырвать из своего сердца сожаления о потере ее любви, не мог стереть в воспоминании те минуты счастия, которые он знал с ней, которые так мало ценимы им были тогда и которые во всей своей прелести преследовали его теперь".

21:51 

Анна Каренина. Часть шестая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Радость и эйфория от того, что я прочитал эту часть сегодня же (14.04) захлестнули меня. Сейчас пойду курить-гулять. С Джо Дассеном. Но это к теме не относится. В шестой части трагедия Анны становится действительно похожей на трагедию; без ложного сентиментализма. Также эта часть позволила мне уловить еще одно отличие между Т. и Д.: Т. пишет картину русской жизни, а Д. - картину русской души. Т. интересуют глобальные "общерусские" проблемы. Д. занимается вопросами социально-психологических крайностей. Второе мне, разумеется ближе.
Кстати, еще о Т.: он обожает сравнительные описания. Ну, то есть такие штуки: "Так должен чувствовать себя утопающий, который..." или "Как человек, у которого порезан палец, и что бы он ни делал...". Вот! Это я только теперь заметил. Дерево я)
Fumaremos.

01:53 

Анна Каренина. Часть вторая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Дым". "Дым". "Дым". И это диагноз.
Четверть романа позади. Сегодня (10.04) я прочитал вторую часть: начал в библиотеке, закончил дома.
Синдром "после Достоевского" спаривается с синдромом "напоминает Тургенева". В совокупности это рождает непонимание величия произведения. В чем оно, это величие? Я плохо помню "Войну и мир", но на данном этапе "Анны Карениной" последняя не выдерживает никаких сравнений. Вторая часть лишь подтвердила мои самые худшие опасения: дух романа не меняется. Сцена охоты (Куприн ничуть не хуже), сцена скачки (да, очень интересная, но это и Бунин в совершенстве опишет!), Европа и отдых на водах (здравствуй, дядюшка Тургенев!). Единственное, что меня радует: темп чтения романа. Однако великий Толстой разочаровывает меня основательно, заставляя хорошо задумать о теоретической возможности допущения сравнения между ним и Достоевским. Раньше я такое сравнение допускал. Сейчас Лев Николаевич рискует рухнуть с вершины мировой литературы на самое дно. Нет, не к Горькому. Горький - удивительный писатель. Толстой станет рядом с Тургеневым. И не с "Новью". А с "Дымом".
Послесловие: я искренно надеюсь, и сейчас почему-то очень в это верю, что Толстой в пух и прах разнесет мою критику в следующих частях романа. Я хочу чтобы пришлось просить у него прощения, склонять свою пустую голову и снова начинать ему поклоняться. Но пока... Пока я лишь высказываю то, что актуально к 240-ой странице "Анны Карениной".

01:09 

Хм...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Понял: постоянными читателями умирают.

@настроение: философское

20:02 

20 марта седьмого года

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Дома меня ждали три человека: мама, которая сидела на стуле, брат, который спал, и макароны, которые стыли.
Я пришел. И мы сидели на кухне втроем с мамой и макаронами, а потом пришел сыр. Тогда я начал есть. Мама наскоро попросила поухаживать за братом и куда-то убежала. Я остался один.
Включил компьютер и проверил почту. У меня есть одна подруга. Я очень ее люблю. У нее что-то случилось. Но я не знаю, что. На почте было пусто - все те же 24 непрочитанных сообщения. Подруга не написала.
Я взял книжку, орехи и лег на огромный диван - читать. Там тоже было что-то грустное... "Град Обреченный" Стругацких. Я читал, когда брат проснулся и пошел в душ. Меня начало клонить в сон, я неизбежно засыпал, голова падала на книгу. Собрав какие-то вещи: старый обломовский халат, джемпер и джинсовую сорочку, я накрылся ими, как мог, пропуская ноги в рукава. Заходящее солнце придавало всему происходящему кроваво-красный оттенок. Я заснул.
Это был странный, сумрачный сон. Я отдавал. Отдавал себе отчет во всем, что происходит. Я слышал, как брат выключил воду и понимал, что я должен дать ему полотенце. Но я спал. Потом я слышал, как брат тщетно пытает зажечь газ на кухне, чтобы подогреть макароны. Он гремел кастрюлями и несколько раз хлопнул дверью холодильника. Я отдавал себе отчет в том, что ему всего 22 года, что ему нужна моя помощь. Мысленно я уже зашел на кухню, предложил ему сыр, сказал, что мамы не будет часов до шести вечера. Но по настоящему я ничего этого не сделал. Потому что спал.
Разбудил меня звон ключей и шум закрывающейся двери. Я остался один. Скинул с себя нагромождение вещей и начал на ощупь искать на диване бутылку воды. Я жадно глотал воду, а потом откинулся на спину. В комнате было уже совсем темно. Заходящее солнце таяло как конфета. Его красные ногти цеплялись в занавеску. Был слышен скрежет лучей по стеклу. Я снова взял в руки книгу. Было слишком темно, чтобы читать и я освещал строчки подстветкой экрана моего мобильного. Помучавшись пару минут, я отложил книгу.
И вот я лежал. Просто растянулся на диване, в красной темноте уходящего дня. Этого долго-очередного дня.
Все, что происходило со мной - подумал я - бессмысленно. Как ни крутись, а самая бессмысленная в жизни штука - сама жизнь.
Солнце растаяло. Я услышал поворот ключа в замочной скважине: пришла мама.

17:43 

Возвращение

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодня ОНА вернулась. На улице мелкая дождевая крошка, хмурое небо. И лейтмотивом как всегда в такую погоду - ОНА. Нет ничего в этом мире, прекраснее нее летом 2004-го - в дурацкой футболке, которая так ей шла, шортах и кроссовках.
Знаю по опыту, что это на один день. Просто влияет погода.
Прости меня, Аня. Слышишь? Прости. Прости, что любил, прости, что не люблю. Прости, что не любил, прости, что люблю. Прости за то, что не перестану любить. Никогда. Ты как была центральной фигурой моей жизни, так и остаешься. И останешься. И не будет в жизни моей ничего лучше, чем ты - в моей любимой дурацкой футболке, тем летом.
Ты другая. Когда ты в пальто, ты ведь другая, согласись? Ты не такая... я же помню, что ты не такая. Ты живая. Или... да что я знаю о тебе, чтобы об этом рассуждать? Ничего... Когда мы видимся... Мы вот в последний раз виделись 13 февраля... С дядей Федей... ты не такая. Да и какая ты можешь быть... С чего тебе быть другой с чужим человеком. Просто с дураком. Самым банальным и... нет, просто с человеком, к которому неприменимо слово "самый". Или применимо, но какая к черту разница. Мне лучше заткнуться.

"Простите мне, я знаю - Вы не та.
Живете Вы с серьезным, умным мужем.
И не нужна Вам наша маета,
И сам я Вам ни капельки не нужен".
С. Есенин

03:43 

Бессонная ночь

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Ну, не совсем, конечно. Я проспал с 21:30 до 2:30. Встал, посмотрел как великолепный Рафа на Индиан Улэлс в отсутствии феди трахнул Хуана Карлоса Ферреро (6-1, 6-1) и теперь сел делать информатику.
Теннис хорош. И жизнь - как никогда хороша. Даже не знаю, но опять во мне что-то немного меняется и теперь это уже не быстрое латино, а... короче мозги начинают обитать где-то рядом с моей пустой черепной коробкой. Ну, это и логично - жить им негде, а здесь столько нике не занятой жилплощади. Бррр!)

Кстати интересно, что мой дневник читает только один человек - это Настя. И Настя - единтсвенный человек, для которой есть V.I.P. (R.I.P.) трансляция: т.е. сначала мы встречаемся с ней и я все ей рассказываю, а потом она перечитывает то же самое здесь... и конспектирует... уа-ха-ха...
Спасибо тебе, Анста)

а теперь бамос, камарадос!

@настроение: хорошее

15:34 

Абсолютный рекорд

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
18-19 февраля. Я начал в 13:30, а закончил в 04:30. 260 страниц "Обрыва" Гончарова. Сегодня, видимо, побью рекорд еще раз.

23:05 

Как в старые-добрые...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Гулял с Настей Рулиной... а потом была Земфира на 5-ой Парковой (а какая еще музыка может играть для меня на 5-ой?) и ожидание 34-го или 230-го на остановке. Дождался 230-ого. Ностальгия... смешно: ностальгия по тому, что было несколько месяцев назад.

@настроение: хорошее

03:00 

19 января. На улице +7 и дождь

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
9 первых:
Первый лучший друг:
Сережа Денисов. Теперь не общаемся.

Первый воображаемый друг:
нет таких

Первый домашний любимец:
брат) и кошка Белка на даче

Первый СД:
Аква

Первая машина:
6-ка

Первая школа:
347

Первый поцелуй:
не помню... поздно... в 11 или в 12...

9 последних:
Последняя сигарета:
20 минут назад

Последняя съеденная вкуснятина:
ряженка с батоном

Последняя поездка на машине:
вчера ночью от Сокольников до дома

Последний посмотренный фильм:
Страх и ненависть в Лас-Вегасе

Последний телефонный звонок:
лучший друг - Ласт (Сережа)

Последнее, что слушал:
Латино

Последняя ванна с пеной:
ой бля...

Последняя услышанная песня:
Рамштайн "Райзе-Райзе", кажется

Последняя ссора:
я вообще вроде не конфликтный... с мамой, наверное

8 А Вы..
Ходили на свидания с лучшим другом?
да...

Были арестованы?
да) ну меня покатали в машинке и отпустили

Плавали нагишом?
в детстве наверное

Были на ТВ?
нет)

Целовали кого-то и жалели об этом?
да

Изменяли своей "половине"?
да

Ходили на свидание вслепую?
нееет

Выезжали из страны?
да


7 вещей, который на вас надеты:
сейчас их намного меньше, чем 7

6 вещей, которые вы сегодня сделали:
Разочаровался в товарище, пил с утра с другом пиво, гулял под дождем, подумал один раз, смотрел теннис, читал

5 любимых вещей, которые со мной навсегда:
зажигалка, плеер, пачка сигарет, кольцо, часы

4 человека, которым вы доверяете:
Ласт... так... Рулина... Галя Хатиашвили... это из тех кто умеет меня слушать... из тех кто не умеет - наверное, Тема Муртазин

3 выбора:
Риск или надежность?
Надежность

Кино или театр?
Театр

Чувства или разум?
Разум

2 вещи, которые вы хотите успеть сделать до смерти:
написать книгу, покончить с собой

1 человек, которого вы хотите увидеть
Танда

19:42 

"Улица отчаяния"-2

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Этой ночью, перелистывая чертового Гончарова, я понял, что сейчас просто не то настроение. И в 6:30 утра, в ночь со 2-го на 3-е января 2007-го года я начал перечитывать книгу, которая стала для меня "Библией" в 2005-ом году. Первое открытие: она и теперь "Библия".

Иду курить в подъезд, а потом, может, схожу и куплю в "Гудвине" пепельницу.

@настроение: только проснулся

00:17 

Me da asco vivir

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Account is over cuota...

Hace mucho no escribi aca nada en espanol. Pues, que tengo? La vida viva su propia vida. Ahora voy a feitarme y ducharme, despues voy a aprender las lecciones para pasar la ultima atestacion manana. Hoy he empezado a leer "La simple historia". He leido cincuenta paginas... Y nada mas! Porque de este dia empiezo a leer usando un nuevo metodo: apunto todo: los nombres de los personajes, sus acciones... entonces, todo. Tengo ganas de leer "Los diablos" en espanol, pero no tengo el libro. Vale. Tengo que aprender espanol mejor. Voy al bano.

@настроение: regular

19:12 

15 декабря

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Надо запомнить это 15 московское декабря. На улице страшный ливень и ветер. Даже тарелка НТВ+ теряет сигнал... Только вернулся с прогулки, когда моросило и вот теперь. Вчера начал, а сегодня досмотрел фильм "Трасса 60". Душевно. Вышел, купил "Лаки Страйк" и слушал Гришковца. И настроение мое ухудшилось)
Надо заниматься. Через неделю всё будет кончено.

22:30 

Мой последний день рождения...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодня 13 декабря 2006-го года. Мне исполнилось 18 лет. Из них 16,5 я был в несознательном возрасте, как князь Мышкин во время своей болезни, а 1,5 года я мертв. Не физически. Мне грех жаловаться? Да, я грешен.
Мертвечина внутри меня прогрессирует. Проводя анализ моего состояния на 13.12.05 и 13.12.06 налицо абсолютная деградация всего положительного. Сильно в этом отношении на меня повлияли, наверное три главных факта: 1. Я перестал врать себе 2. Я разлюбил Морозову 3. Я месяц прожил летом в Испании.
Времени на размышления у меня теперь мало. Меня ждут мама, папа и торт. И все они трое ждут брата. Никогда так остро как сейчас я не ощущал главную причину моей вынужденной здесь задержки. Родители. Если бы не они, теперь я совсем не вру себе, я бы уехал в Америку. Скорее всего. Они любят меня. Они меня обожают до фанатизма. Они прощают мне все и даже больше. Они давно предоставили мне полную свободу и смотрят на меня как Варвара Петровна на Ставрогина. Только я не Ставрогин. К сожалению. Я не могу их расстроить. Я - единственная их радость. Я живу ради них. Я вынужден жить ради них. Мама отсчитывает сейчас на кухне 18 свечек. Папа подарил мне золотой крест. Ну, как я после этого могу войти сейчас на кухню с лицом, которое отображало бы мои чувства? И ведь никто не виноват, что так получилось.
Это первый мой день рождения, когда вместо снега в Москве дождь, а вместо сугробов черная земля и зеленая трава.
Я хочу уехать. Теперь в прямом и переносном смысле. У меня есть тот самый последний "кантон Ури", но только он ассоциируется с надеждой. Если и он меня обманет, тогда уеду в Америку. Если "родители позволят".
Родители... родители... родители... отберите у Башмачкина его шинель... знаете, что с ним будет? Он умрет. Что будет, если у Шатовой отнять Всеволода Николаевича? Она покончит с собой или уйдет в монастырь. Я - шинель моего отца, Акакия Акакиевича. Я - любовь моей матери, Дарьи Павловны. И мне это больно. Я связан ими, как путами. Да, это любящие, прекрасные путы (нехорошие ассоциации с испанским языком), но, предоставляя мне полную свободу действий, они связывают меня еще больше, чем держали бы под полным контролем. Я вынужден жить ради них.
Если это будет читать некто, реально знающий цену жизни, кто-то, кто потерял близкого человека или смертельно болен сам, он скажет: "Свинья, ты ничего не понимаешь, ты не ценишь того дара, который у тебя есть!". Но, согласитесь, если бы все знали цену жизни и любили бы ее - жить было бы не интересно. Такие как я нужны, чтобы излечившийся больной, отпущенный на волю заключенный считали бы себя избранными и ценили бы жизнь, смеялись бы надо мною. А по большому счету мне похер.
Я снимаю шляпу и буду жить. Этот пост озаглавлен "Мой последний день рождения..." потому, что я просто не представляю как можно прожить еще год с таким дерьмом внутри как у меня. И я не вижу ни одной причины для себя продолжать этот абсурдный спектакль. Родители - причина. Но это причина не для себя, а для них. Все мои надежды, о которых говорил выше, высосаны из пальца. Вся моя вера - обман своей души. Я не хочу, но проживу еще год. Просто тупо проживу. И он будет еще омерзительнее, чем этот. Потому что с каждым днем я становлюсь все более мертвым. В последнее время это мало заметно, но "прогресс" идет. Мой 19-ый день рождения будет. Я почему-то в этом уверен. Да, люди мрут как мухи, но обычно это происходит как раз с теми, кто больше всего хочет жить.
Все, хватит негатива. Я не запомню этот день. К сожалению. Потому что если прошлый день рождения был светлым пятном в длинной череде неудач, надежд и эмоций, то теперь у меня нет ни череды, ни неудач, ни надежд, ни эмоций. День как день.
Я должен идти сейчас и есть торт. И улыбаться.

P.S. Сегодня прочитал последние две главы "Бесов" и таким образом "доперечитал" эту книгу. Второе прочтение дало мне очень и очень много нового, но я чувствую, что уже в январе можно смело начинать читать "Бесов" в третий раз. Теперь я еще больше люблю Петра Верховенского и Николая Ставрогина. Кириллова также. Шатова, может быть, чуть меньше. Но "Бесы" все равно самое самое в моей жизни. Меня можно лишить сейчас чего угодно и я выдержу. "Бесов" меня лишить сейчас нельзя.

@настроение: отсутствует

2 x 2 = 4

главная