Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:29 

Кубок Девиса

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
VAMOS!!!!!!!!!!!


Россия выиграла Кубок Девиса! И решающее очко взял неповторимый, всё еще лучший МАРАТ САФИН!!! УРА!!!
Всех поздравляю! КРАСАВЦЫ! И Марат... Марат! Как порадовал! Как Женя Кафельников говорит: "Снимаю шапку".
Аргентинцы кричали-кричали vamos, но это им не помогло)

ПОБЕДИЛИ!!!!)))))) МАРАТ, БРАВО!!!

@настроение: хорррррошее

22:05 

Слезы и решения

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я плакал два раза. Первый - во время первой серии, когда Миронов, играющий князя Мышкина рассказывал о смертной казни. Второй раз сегодня, во время последней серии, в самом-самом конце слеза потекла у меня по щеке. Миронов - гений. Бортко не делает "фильм" или "экранизацию". Он делает аудиокнигу с видеорядом. И это потрясающе.

Я всё решил. Я хочу завтра две пары (лекции) просидеть рядом с ней. Смотреть на нее, слушать ее. Она потрясающая. Я понимаю, почему влюбился в нее, это логично: она понимает и она добрая. Вот и всё. Это то, самое простое, но такое редкое. Я понял, почему я не люблю ИХ. Это не оттого, что я злой, нет. Я не злой. Это оттого, что они злые. Они не понимают ничего. Они не хотят никого понимать, они не хотят добра, любви. Им нужны только перессуды, толки, язвления. Они лишены полностью святой христовой любви. Они - без Бога в душе. Девушка, с которая говорила мне про НРБ, когда мы плакали в подъезде... Она... она абсолютно ничего не понимает. Я-то думал, что понимает, что она отличается. А она... как она мне больно сегодня сделала и как зазря. Просто так. Я ведь думал... а она так просто. Но зато я все понял. Какие они злые и как неправы! Да ведь я в сотни раз больше r... чем они все... это плохо.

Завтра на квартире у одногруппницы собирается вся наша группа. Которая одна из самых дружных на потоке. И только Хаустовой в глаза я могу сказать: "Не мне тебе рассказывать, Даша, как у нас все друг друга ненавидят на самом деле". И не потому что она понимает что-то или не злая. Она как раз самая злая, а потому и правды не боится. Так вот на эту тусовку я не пойду. Я продинамлю их всех. Потому что и ПКН, ручаюсь, уверена, что я приду и две палки нашего треугольника тоже. Переживать, думаю, никто не будет, но я не часть их стада. Если они такие, я предпочитаю быть в одиночестве. Если мир такой, я предпочитаю быть в одиночестве.

22:43 

08.11.06

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Опять просидел весь вечер один в "Эссе". Слушал Джо Дасена, пил Эфиопия Мокко и курил сигареты с ментолом.

@музыка: Кино

01:04 

Часов через...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Часа через 3 я лягу спать
Часов через 14 я покурю
Часа через 32 я буду на паре по истории и там, может быть, что-то меня порадует
Часов через 56 я буду рассказывать лекционному залу о "Проблемах поэтики Достоевского"
Часов через 100 у меня закончится аттестация
Часов через ************9 я буду счастлив

@музыка: Кино

@настроение: такссебе

01:57 

Размышления у гребанной, бетонной стены

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я стою у стены. У гребанной, бетонной стены. Между словами "гребанный" и "бетонный" запятая стоит потому, что это для меня как "красный" и "желтый" - цвета. "Гребанная" и "бетонная" - это вся моя панорама. С редкими проблесками счастья, вынужден оговориться. Интересно, почему я употребил глагол "вынужден"? Потому ли, что моя воля - голая стена без единого проблеска? Да. Я никогда и ни в чем не знал той драгоценности, что именуется золотая середина. И никогда, кстати, не хотел знать. Слово "кстати" я взял в запятые, потому что оно здесь совсем некстати, а значит целиком и полностью вводное. Мне всегда нужна эссенция. Я предпочитаю голую стену стене с проблесками счастья. Потому что тогда у меня не будет ни единой причины не покончить с этим шутовским представлением, именуемым жизнью. Зачем я пояснил, что говоря "шутовское представление" я имел ввиду жизнь? Ведь это и так понятно. Но мечта... мечта моя - это поток счастья. Без всяких стен. Кстати, последнее стихотворение, которое я написал (было это, кажется в марте) предсказало проблему стены с которой я сейчас столкнулся.
Я произведён на свет
В количестве одной штуки.
Ни то прозаик, ни то поэт,
Ни то кабель, ни то сука.
Я ненавижу того, кто придумал стены
Я не понимаю, зачем вообще они нужны.
Да, они иногда останавливают ветер,
Но любой ветер лучше любой стены.
Я ненавижу всё, что сковывает движение,
Я ненавижу всё, что останавливает полёт.
Вам интересно по этому вопросу Цицероново мнение?
Честно сказать, меня не еб*т.
Так вот, я стою у стены. Какая она я уже сказал. Как я к ней пришел? Я не пришел, я прибежал. Освободившись от державших меня целый год оков, я рванул вперед, не разбирая дороги, ничего не анализирую и ни о чем не думая. Я просто бежал. И прибежал. И впервые в жизни у меня начисто пропадает желание продолжать свой путь. Я всегда считал, что человек должен быть последовательным и выбрав дорогу идти по ней до конца, но в данном случае... В данном случае я не знаю что это за дорога. Я не понимаю куда я иду. Но чувствую, что мне это очень не нравится.
Я хочу свернуть. Как никогда сейчас я хочу свернуть. И у меня есть два пути: идти вдоль стены, надеясь выйти к другой дороге, которая будет стену обходить стороной, или повернуть назад, к оковам. Вся эта ситуация создает в моей жизни банальный дискомфорт. Она меня не пугает, потому что мы все всё равно сдохнем. Но она мне неприятна в силу того, что мне не на что опираться, преодолевая ее, преодолевая себя. Я писал давеча о трех компонентах: дружба, любовь, вера в Бога. Сейчас я одноног. Я могу попробовать поползти вдоль стены, но боюсь, что только выбьюсь из сил на середине пути и "остановлюсь". Любовь - это вторая нога, которая нужна, чтобы смочь идти. Вера в Бога - эта палка, которая поможет мне выбрать правильную дорогу.

Я самодоволен.
Я самоуверен.
Но я не самолюбив. Я себя ненавижу.

Вот записи, сделанные в четверг, 2-го ноября на 4-ой паре, на лекции у Михаила Николаевича:
"... Я себя ненавижу. Дух, душа и тело мое.
Бог должен быть на свете. Бог должен меня спасти. Я ничего не должен Богу. Бог слишком многое должен мне. Я люблю ее. Кажется, я люблю ее. Но я ненавижу всё. Жизнь и себя. Ненавижу.
Роль мозга отсутствует. Потому что как лично Вы представляете себе роль того, чего нет? ...
Что ж, я страшный человек? Не того полета птица, чтобы страшным себя именовать.
Разум. Что такое разум? Есть ли он? У меня, пожалуй, нет. И всё-таки, что такое разум? Моя ли прерогатива об этом рассуждать?
Cono, я ведь даже не знаю как называется этот предмет.
Иногда ты думаешь, что на крючке у тебя, а сталь тем временем уже в горле".

@настроение: неплохое

00:26 

Подросток: спектральный анализ

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"...из подростков созидаются поколения..."
Ф.М. Достоевский, "Подросток"


Общее впечатление: Федор Михайлович широкими шагами идет к "Братьям Карамазовым". Создается ощущение, что "Преступление" - дебют, "Бесы" - совершенно автономная планета, а "Идиот" и "Подросток" - путь к "Братьям Карамазовым". Очень много от Мити в этом романе, очень много от Зосимы, от терзаний Ивана Федоровича. "Подросток" это симбиоз прообразов и постобразов. Это дорога от Ставрогина, Шатова и Кириллова к Ивану, Алеше и Мите. Приведу примеры:

Макар Иванович Долгорукий ("…ничего нет глупее, как называться Долгоруким, не будучи князем") - прообраз старца Зосимы, наставника Алексея Карамазова. Вот, например сравнение их слов:
Макар Иванович: "…благообразия не имеют, даже не хотят сего; все погибли, и только каждый хвалит свою погибель, а обратиться к единой истине не помыслит; а жить без Бога – одна лишь мука".
Зосима: "Мыслят устроиться справедливо, но, отвергнув Христа, кончат тем, что зальют мир кровью, ибо кровь зовёт кровь, а извлекший меч погибнет мечом".

Андрей Петрович Версилов ("И неужели земля только для таких, как мы, стоит? Всего вернее, что да; но идея эта уж слишком безотрадная") - постобраз в квадрате + прообраз. А именно:
1. Постобраз А: Ставрогин Николай Всеволодович. "И скучища же, скучища, о Боже!" - восклицает Андрей Петрович. И ему скучно и тошно. Как НВС. И жениться хочет на ущербной, как Ставрогин на Хромоножке.
2. Постобраз Б: Рогожин Парфен Семенович. Неистовый в приступах сумасшествия. Рогожин Настасью Филиппову Барашкину убил, а Версилов пытался Катерину Николаевну Ахмакову пристрелить. И тоже на ложе.
(NB: не доходя до 3-го пункта можно заключить, что Версилов - половинчатый симбиоз Ставрогина и Рогожина. Одному скучно, другой сумасшедший. В Версилове же уживаются оба эти качества: он то спокоен и зевает, то разносит на куски образа и стреляет из револьверов в любимую, а потом в себя)
3. Прообраз: Митя Карамазов. В контексте всего, что он унаследовал от Рогожина.

Из постописаний Достоевский, как мне кажется, решил затронуть тему Петра Степановича Верховенского, единственного "беса", которого адский огонь их пожарища даже не тронул. Уже в самом конце романа, в письме Николая Семеновича Аркадию Достоевский пишет: "И таких, как вы, юношей немало, и способности их действительно всегда угрожают развиться к худшему – или в молчалинское подобострастие, или в затаенное желание беспорядка". Не таким ли юношей был и Петр Верховенский? Мальчик, который был вынужден всю свою юность, свою подростковость проводить на руках у тёток - то одних, то других. Мальчик о котором напрочь забыл его отец. И не все забытые преодолевают соблазн "молчальничества" и "беспорядничества". Да, Аркадий Макарович/Андреевич преодолел, но Петр Степанович... Вспоминается, чего он хотел: "Мы провозгласим разрушение... Мы пустим пожары...". Вот он - подросток, только как Бэнксовский Эрик с болезнью пиромании. Которую и объясняет Достоевский уже в "Подростке".

Хватит "про" и "пост". Князь Сергей Петрович Сокольский - один из самых оригинальных характеров в "Подростке". Мнительный, ветреный, искренний. Сначала он даёт пощёчину Версилову, потом извиняется за неё перед Аркадием. "Делает беременной" Елизавету Макаровну Долгорукую и тут же несется делать предложение Анне Андреевне Версиловой. Кутит, проигрывается в пух и прах и говорит заранее Аркадию: "...есть и еще один выход из беды, кроме игры..". Игры, авантюры на которую он идет. Этот выход он называет "Княжеским". И проигравшись вновь, он кается во всех смертных грехах, чуть ли не наговаривая на себя. И уже потом, сидя в тюрьме он начинает ревновать Лизу к Григорию Васину и выдает всю "вольнодумствующую" молодёжь, которая собиралась у Дергачева. Лиза рыдает и кричит: "И разве можно, можно судить его?". Нельзя. Потому что он уже в полном неадеквате, сходит с ума да и заболевает к тому же. Горячка, всё как полагается. Умирает в больнице раньше, чем начинается суд.

Не менее интересный персонаж – Татьяна Павловна Пруткова. С самого начала несмотря на их многочисленные контры с Аркадием Макаровичем я чувствовал, что она его очень любит. А ещё она тот человек, с которым ты спокоен за разрешение любого дела. Когда она впрягается сразу кажется, что всё будет de puta madre. Она любит Версилова и это факт, подмеченный Аркадием. Оттуда и такая опека о всей их семье, неожиданные "появления" и всенепременные исполнения просьб Версилова, касавшихся детства и отрочества Аркадия "Анкаровича" (Андреевича/Макаровича). Слова её, отчасти правильные, нельзя не отметить: "Чтобы стать судьей других, надо выстрадать себе право на суд".

Анна Андреевна Версилова, дочь Андрея Петровича, сама по себе интересует меня мало. Женщина она гордая и верю, что даже в эпилоге не достанься ей ни копейки, она бы осталась со своим старичком-благодетелем Николаем Ивановичем Сокольским, который впрочем умер довольно скоро – через месяц после развязки, ночью в постели от нервного удара. Последние дни свои провёл с дочерью – вдовой генерала Ахмакова Катериной Николаевной Ахмаковой. Из наследства же выделил 60 тысяч рублей Версиловой, которые она, впрочем, не приняла.

Заканчивая с ближайшими знакомыми и родственниками Подростка упомяну о его матери, которая как образ не понравилась мне вовсе и оказалось чем-то вроде недоделанной Сони Мармеладовой. Зовут её кстати тоже Софья, только Андреевна она, да ещё Долгорукая.
Наконец сестра Аркадия – Лизавета Макаровна Долгорукая. Вот уж воистину не везет имени Лиза в русской литературе! А началось-то всё с товарища Карамзина. Взять хотя бы вот Лизу (Лизавету Николаевну Тушину) из "Бесов". Ходила-бродила с Маврикием Николаевичем, любила-любила Николая Всеволодовича, узнала "Убили жену Ставрогина, Марью Тимофеевну Лебядкину, да брата её Игната Тимофеевича". И побежала, побежала Лизавета Николаевна смотреть на трупы. Кто-то крикнул "Это ставрогинская" и грохнул её кулаком по голове. Занавес.
Но вернемся к Лизавете Макаровне Долгорукой. Она влюбляется в князя Серёжу, который делает ей ребёнка. Она соглашается на брак с ним, он радуется и едет делать предложение Ахмаковой. Та отказывает, он проигрывается, попадает в тюрьму за донос, который сам на себя да на всех написал, но Лизу-то он любит! Потому что она ходит к нему в тюрьму, утешает его. Рассказывает - среди прочего - о Васине. И он ревнует. Он пишет донос на всех, кто собирался в доме у Дергачева, окончательно сходит с ума и умирает. А она его любит. Лиза становится ко всему индифферентной, глаза ее совсем гаснут. Несколько оживляется, услышав об освобождении Васина, но в целом ей очень и очень хреново.

Тришатов Петр, генеральский сын. Случайно ли, что фамилию его можно написать как 3 Шатов? Думаю, нет, но мне связи пока понять не дано. Одно очевидно: Тришатов - один из благороднейших и честнейших героев романа, потому что он в полной мере осознает отсутствие у себя благородия и свое бесчестие. Он фактически спасает Катерину Николаевну Ахмакову от обмана, учиненного Ламбертом, когда Альфонсина уже увозит Аркадия и Татьяну Павловну Пруткову подальше от настоящего места преступления. Этот "странный мальчик" любил своего друга, верзилу (о котором речь впереди), он откровенно говорил, что не откажется ни за что ездить по ресторанам, он плачет на плече у Аркадия только с ним познакомившись и говорит: "...знаете, если б я мог, я бы что-нибудь сделал! Только я ничего уж теперь не могу, а только всё мечтаю. Я всё мечтаю и мечтаю; вся моя жизнь обратилась в одну мечту, я и ночью мечтаю". А последняя их встреча, перед тем, как он спас их, крича с извозчика, что там обман, когда Аркадий предложил ему сесть, заканчивается словами: "Нет, видите, Долгорукий, я пред вами дерзок и начну теперь кутить. Мне скоро сошьют шубу ещё лучше, и я буду на рысаках ездить. Но я буду знать про себя, что я все-таки у вас не сел, потому что сам себя так осудил, потому что перед вами низок".


Теперь о женском конфликте. Где, спрашивается его нет? И в "Подростке" он тоже есть. Но сперва о других романах Достоевского:

"Идиот": Аглая Ивановна Епанчина vs Настасья Филипповна Барашкова. Результат: ничья.
Князь Мышкин не достаётся никому из них; Аглая Ивановна путешествует по загранице с мужем - польским графом эмигрантом ("Оказалось, что этот граф даже и не граф, а если и эмигрант действительно, то с какою-то темною и двусмысленною историей"), перешла в католичество, разругалась с семьей и еще много всего. Настасью Филипповну убивает Парфен Семенович Рогожин.

"Бесы": Лизавета Николаевна Тушина vs Дарья Павловна Шатова. Результат: победа Лизаветы Николаевны.
Победа потому, что Ставрогин не достаётся никому, но губит его именно она. Они с Дарьей Павловной, конечно, одна другой не ровня. Одна богата и высшего света, другая только лишь облагодетельствована генеральшей Ставрогиной Варварой Петровной. Лизу он увозит к себе домой, они проводят вместе ночь, а наутро она уходит от него. Уходит от Ставрогина. В то время как все женщины романа готовы отдать за любовь со Ставрогиным всё, что потребуют, она уходит. И это его убивает. То есть Лиза, эта женщина, которой он "попользовался" в Швейцарии убивает великого Николая Всеволодовича Ставрогина. Уходя от него она слышит его слова: "Разве я могу теперь потерять тебя? Клянусь, я любил тебя вчера меньше. Зачем же ты у меня всё отнимаешь сегодня? Знаешь ли ты, чего она стоила мне, эта новая надежда? Я жизнью за нее заплатил". А она задает вопрос: "Своею или чужой?", а потом поясняет "Своею или моею жизнью заплатили?". Тогда я подумал, что она намекает на убийство Ставрогиным своей жены, но потом понял, что она имела ввиду: она умерла, когда кто-то сказал (сознательно пошла туда, где ее грохнули) "это ставрогинская", в тот же день. Он повесился несколько позже. А Дарью Павловну Николай Всеволодович присмотрел себе на старость и знал, что та, как верная собака будет ждать его. И вот в своем письме он зовет ее с собой заграницу "в сиделки", говорит "Пора". Она готова бежать с ним когда угодно и куда угодно. Вот только через часок она находит его повесившимся.

"Братья Карамазовы": Аграфена Александровна Светлова vs Катерина Ивановна Верховцева. Результат: победа Грушеньки.
Победа потому, что Митя Карамазов остается с ней, любит ее. И хоть она и идет за ним на каторгу, а Катерина Ивановна остается с братом Иваном в "тепле и уюте", но Грушенька взяла верх. И может показаться, что это Митя пытался добиться любви Аграфены Александровны. Да, так было, но он ей был нужен не меньше, если не больше, после всех ее разочарований, переживаний и ожиданий.

"Подросток": Катерина Николаевна Ахмакова vs Анна Андреевна Версилова. Результат: победа Катерины Николаевны Ахмаковой.
Тут, однако, конфликт был забавный. Если другие боролись за любовь молодых людей, то здесь была борьба за наследство одного старого князя. Победила Катерина Николаевна, потому что не дала Анне Андреевне выйти замуж за старика. Но он-то бедный чем был во всем этом дерьме виноват? А его ведь в могилу раньше времени свели. То его на одну квартиру привезут, то оттуда заберут, то документами пугают, то предателями. Уроды, короче говоря.


А теперь, друзья, гвоздь программы. Самые любимые мои герои. Те, которых мне хочется понимать и которых у меня получается уважать. Но это лишний пафос. Итак.

Крафт. Русский. Крафт – русский. Человек этот выводит теорию, которая доказывает, в том числе и математически, что русский народ – второстепенный, что он есть лишь материал для истории и не более того. Когда о ней говорят, ему кричат, что он немец. Но он и только он понимает, что он русский и русский намного больше, чем многие из тех, кто считает его немцем. И он стреляется. На закате солнца. "Когда надо, великодушный жертвует даже жизнью; Крафт застрелился, Крафт, из-за идеи, представьте, молодой человек, подавал надежды..." – восклицает Аркадий "Анкарович". В последней заметке перед выстрелом Крафт говорит, что "...пишет почти в темноте, едва разбирая буквы; свечку же зажечь не хочет, боясь оставить после себя пожар". И добавляет: "А зажечь, чтоб перед выстрелом опять потушить, как и жизнь мою, не хочу". Он не смирился с тем, что он представитель второстепенного народа, но в то же время смирился с этим. И именно поэтому он стреляется: продолжение жизни бессмысленно.

Падчерица Катерины Николаевны Ахмаковой в результате любовной интриги Версилова, игравшего с ней и Катериной Николаевной не выдержала всего навалившегося и отравилась фосфорными спичками. Умерла после двух недель болезни.

Юная Оля вешается в одной комнате со спящей матерью, протестуя против нищеты, оскорблений, злости и грязи самой жизни.

Историю про оправданного солдата ставлю точной цитатой из романа:
"Воротился один солдат на родину со службы, опять к мужикам, и не понравилось ему жить опять с мужиками, да и сам он мужикам не понравился. Сбился человек, запил и ограбил где-то и кого-то; улик крепких не было, но схватили, однако, и стали судить. В суде адвокат совсем уже было его оправдал - нет улик, да и только, как вдруг тот слушал-слушал, да вдруг встал и перервал адвоката: "Нет, ты постой говорить", да все и рассказал, "до последней соринки"; повинился во всем, с плачем и с раскаяньем. Присяжные пошли, заперлись судить, да вдруг все и выходят: "Нет, не виновен". Все закричали, зарадовались, а солдат, как стоял, так ни с места, точно в столб обратился, не понимает ничего; не понял ничего и из того, что председатель сказал ему в увещание, отпуская на волю. Пошел солдат опять на волю и все не верит себе. Стал тосковать, задумался, не ест не пьет, с людьми не говорит, а на пятый день взял да и повесился. "Вот каково с грехом-то на душе жить!" - заключил Макар Иванович".


Малыш, которого отобрали у матери, облагодетельствовали, сделали маленьким барчонком, вытащили из нищеты ломает люстру и бежит к морю. И... он хочет ежика. Он видит у барышни ежика и говорит: "Как же это такой ежик? Подарите мне вашего ежика!". Тут его нагоняет Максим Иванович Скотобойников, тот самый купец. Мальчик увидел его "вспомнил про все, вскрикнул, бросился к воде, прижал себе к обеим грудкам по кулачку, посмотрел в небеса (видели, видели!) — да бух в воду!". Максиму Ивановичу он потом снился долго. Когда же мать мальчика согласилась жить с мучителем раскаявшимся и родила ему ребенка, в ту ночь снова приснилось. И рожденный ребенок умер через восемь дней. Максим Иванович ушел странствовать.

Самоубийство же le grand dadais – верзилы – характерный, но нечасто встречающийся эпизод. Это человек, который вел себя как дурак, вел себя нахально и нагло, оставлял впечатление, что он последний, кто может обладать честью и совестью. Но некоторые слова его настораживали с самого начала. Он говориол, что "и подлец, и честный – это всё одно и нет разницы; и что не надо ничего делать, ни доброго, ни дурного, или всё равно – можно делать и доброе, и дурное, а что лучше всего лежать, не снимая платья по месяцу, пить, да есть, да спать – и только". Эта слишком горькая правда оказалась слишком тяжелым грузом осознания для его души. Он застрелился.

Поразительное явление в романе "Подросток" – ледяная разумность и спокойность самоубийств. Крафт, например, в своей тетради перед смертью пишет, что у него озноб, и он хотел выпить рюмку коньяка, чтобы согреться, но не стал, вспомнив, что алкоголь провоцирует кровоизлияние. То есть человек совершенно четко понимал, что не хочет, чтобы из него вылилось много крови – совсем уродливо, даже для представителя народа второго сорта. Он помнил, что алкоголь вызывает то-то и то-то и т.д.
Или юная Ольга, вешавшаяся рядом с матерью. Понимая, что она разбудит матушку, когда зашумит откинутая табуретка, она подложила на то место, куда упала табуретка свою юбку. Это говорит об абсолютной ясности мышления в самую роковую минуту. И это заставляет уважать ее выбор. Случись я рядом, не стал бы снимать и спасать. Это ее выбор и не мое дело.

Подытоживая разговор о самоубийстве процитирую слова Макара Ивановича Долгорукого: "Самоубийство есть самый великий грех человеческий, но судья тут – един лишь господь, ибо ему лишь известно все, всякий предел и всякая мера".


Итак, последний из прочитанных мною романов, составляющих великое Пятикнижие – "Подросток". Какое он занимает? Думаю, четвертое. Это лучше "Идиота", но несравнимо с "Братьями" и "Бесами". "Преступление" я тоже ставлю выше. Такие как Крафт, Николай Семенович Андреев (верзила), Петр Тришатов – спасают роман. Иногда отец и сын Версиловы чем-то напоминают Митю Карамазова, что не может не радовать. Вот, например слова Аркадия "Анкаровича" и Мити Карамазова:
Аркадий: "...я люблю жизнь... но любить жизнь такому, как я, – подло".
Митя: "...За жизнь, голубчик, за жизнь выпьем, за жизнь предлагаю тост! Почему я доволен собой? Я подл, но доволен собой. И, однако ж, я мучусь тем, что я подл, но доволен собой. Благословляю творение, сейчас готов Бога благословить и его творение, но… надо истребить одно смрадное насекомое, чтобы не ползало, другим жизни не портило...".
О чем это произведение? Откровенно говоря не знаю. Но есть одно предложение: о широте души подростка. Мне кажется, что ответ на вопрос "В чем суть", заложен в последних словах произведения о том, что "...из подростков созидаются поколения...". Так вот в душу такого подростка Достоевский и заглянул, чтобы показать ее широту широкой публике.

И, наконец, любимая моя цитата, самая непревзойденная, чрезвычайно верная. Слова эти, конечно, принадлежат Андрею Петровичу Версилову:
"Кто лишь чуть-чуть не глуп, тот не может жить и не презирать себя, честен он или бесчестен – это всё равно".

23:47 

Суррогат

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Пока ж - идет метель,
И тысячей дьячков
Поет она плакидой -
Сволочь-вьюга.
И снег ложится
Вроде пятачков,
И нет за гробом
Ни жены, ни друга".
С. Есенин, "Ответ"


Тошно. Просто грубо противно и тошно жить. Как в старые добрые времена... как в этом году, как в прошлом. Такое дерьмо в настроении (именно такого рода) было в феврале, я это помню. Сейчас, конечно, всё по другому, но похоже.
Сегодня я встретил третий первый московский снег. Первый первый был давно-давно, в понедельник утром 3 снежинки. В какой понедельник не помню. Второй первый был в день рождения Лены, когда я ездил в Джао Да. Третий первый я встретил сегодня.
Я хочу... бля, это не жизнь. Это что угодно, но не жизнь. Это грёбанный суррогат жизни. Всё эхти проклятые страницы. Сигареты, страницы, метро, ненавистные люди, аттестации... и снова - сигареты, страницы и т.д. ЭТО ВСЁ - ДЕРЬМО. Я сегодня явственно захотел вернуться в Малагу. Потому что там было то, чего мне так сейчас не хватает - покой. ПОКОЙ. Вчера я понял, что хочу покоя. Хочу Тверского бульвара вместо пар, хочу чего угодно, но не ЭТОГО. Хочу в Малагу.

Так, покричал и хватит. К делу.

Прочитал сегодня 100, ещё 50 впереди. Был с Ирой в кафе на 1-ой Парковой ("Эссе" оно называется). Очень и очень понравилось: красивое уютное заведение в стиле джаз, где можно курить. На стенке прочитал текст знакомой мне песни "Windmills of Your Mind".

Сейчас пишу эту запись и ем гранат ложкой. И мне хреново. Но я обещал не жаловаться больше. Поэтому процитирую-ка я письмо капитана Лебядкина и за сим раскланяюсь на сегодня:


"Милостивая государыня!

Всех более жалею себя, что в Севастополе не лишился руки для славы, не был там вовсе, а служил всю кампанию по сдаче подлого провианта, считая низостью. Вы богиня в древности, а я ничто и догадался о беспредельности. Смотрите как на стихи, но не более, ибо стихи все-таки вздор и оправдывают то, что в прозе считается дерзостью. Может ли солнце рассердиться на инфузорию, если та сочинит ему из капли воды, где их множество, если в микроскоп? Даже самый клуб человеколюбия к крупным скотам в Петербурге при высшем обществе, сострадая по праву собаке и лошади, презирает краткую инфузорию, не упоминая о ней вовсе, потому что не доросла. Не дорос и я. Мысль о браке показалась бы уморительною; но скоро буду иметь бывшие двести душ чрез человеконенавистника, которого презирайте. Могу многое сообщить и вызываюсь по документам даже в Сибирь. Не презирайте предложения. Письмо от инфузории разуметь в стихах.

Капитан Лебядкин, покорнейший друг и имеет досуг"

Ф.М. Достоевский, "Бесы"

@настроение: такссебе

20:16 

Зима

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Зима - любимое время года, всегда была. Уже зима?
Не знаю. Есть формальные признаки, календари и
положение солнца, но, по-моему, просто сознаешь,
как безвозвратно изменилось течение времен года;
как внутренний зверь твой учуял зиму.
И. Бэнкс, "Песнь камня"


Третий первый снег оказался летальным - он не ушёл. Рассуждать на тему "Вернётся ли осень" бессмысленно: октябрь почти закончился, а середина ноября - уже зима. Я люблю зиму. Ещё год назад, дурак, не любил. Хотя к апрелю, может, опять её разлюблю: уж больно она долгая.
Больнее всего сейчас то, что осени я не почувствовал. Это как был, так и остаётся святой период в жизни, самый мой. Но... не почувствовал я его в этом году. Сначала его заволокло учёбой, потом чтением. Кстати до октября этого года я не читал вообще. То есть я думал, что читал, но теперь понимаю, что нет. Но к чтению я вернусь позже, а сейчас о другом.
"Подростка" Достоевского я дочитал сегодня, подъезжая к Измайловской. Хронология страниц такая:
21-27 - 80
27 - 220
28 - 50
29 - 120
30 - 130

Всё. Об остальном, а оно будет связано с "Подростком" в следующем посте.

P.S. через двое суток я буду свободным человеком. закончится аттестация.

@музыка: ЮГ

@настроение: хорошее

18:25 

Уважать старшее поколение революции...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

"Заботиться о других больше, чем о самом себе, и
самоотверженно трудиться на благо общества и
коллектива - это высокий моральный долг человека".
Ким Чен Ир


"Уважать старшее поколение революции — высокий моральный долг революционеров". Эта брошюра написана сыном великого Президента, отца всего корейского народа Ким Ир Сена, наследником священного вождя, который поклоняется своему народу как небу - Ким Чен Иром. В этой книге, названной "Уважать старшее поколение революции — высокий моральный долг революционеров" речь идёт о том, что уважать старшее поколение революции — высокий моральный долг революционеров. Ким Чен Ир обыгрывает эту идею разными словами и в разных трактовках на протяжении всех бесконечных тридцати страницах.
Интересно, мой северокорейский друг Ли, который презентовал мне вчера эту книгу понимает сам, что под словами "уважать старшее поколение революции" кроется гениальная тоталитарная идея, которая не пришла в голову нашим тупым вождям? Судя по тем книгам, которые я сейчас имею удовольствие начинать читать, Северная Корея - уникальное государство, где мир "1984" Оруэлла реализуется с максимальной педантичностью и исполнительностью. Советский Союз развалился в тот день, когда первый вождь начал чернить имя предыдущего, т.е. когда Хрущёв в 56-ом на 20-ом съезде развёл бодягу о "культе личности" Иосифа Виссарионовича. В Северной же Корее такие загоны невозможны, ибо "чтя память" старшего поколения революционеров и обустраивая Кымсусанский мемориальный дворец как высшую святыню чучхе, где благоговейно сохраняется товарищ Ким Ир Сен, Ким Чен Ир недвусмысленно объясняет: по требованию партии какие-то достижения предков можно изменять, но если партия не даёт сигнала - прошлое свято. И если ваш отец умер за революции, то вы должны быть достойным сыном и поступить также и умереть за те же (или модифицированные партией) идеи.
Понравилось мне, однако, как Ким Чен Ир пишет об Иосифе Виссарионовиче Сталине: "Сталин, продолжая дело Ленина, превратил молодое первое в мире социалистическое государство в могучую мировую державу".

@музыка: Дельфин

@настроение: нормальное

19:48 

Китайский лётчик Джао Да

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Это клуб такой, если кто не знает, на станции Китай-город.
Забавно, кстати иногда себя перечитывать)
Ехал вчера в Лётчик в мандраж, в метро читал чёрного человека и играл на собственных нервах. Потом встретился с Леной, Ромой и их друзьями. Оттуда мы пошли в Джао Да. Концерт Люка начинался в 23, так что мы были как раз вовремя. Лена и Ко отправились ближе к сцене, а я засел с Орландо за барной стойкой. Мы пили мартини, курили и по большей части молчали. "Все коты попадают в рай..." напевал я себе под нос. Потом пошёл немного потанцевал с Асей (конечно опоздавшей) и снова за барную. Когда освободился столик мы с Орландо его заняли, а после к нам присоединился Жульен. Потом ещё Дима и Юра. Где-то к половине второго мы уже собрались за столом всей компанией. Сидели так где-то до четырёх, когда ушли все кроме Аси, Жульена и Орландо. Так мы остались вчетвером. В 5 утра мы вышли из Джао Да и пошли гулять по ночной Москве. Кстати, в 5 на Китй-городе и Арбатской намного светлее, чем в 6:30 на Щёлковской) Мы гуляли по Красной Площади, мимо Мавзолея Ленина, Вечного Огня, Грота и т.д. В 6 утра загрузились на "Библиотеке" и разъехались. С Арбатской до Бауманской я не спал. А потом меня отрубило так, что растолкали только на Щелчке. Я вышел и пошёл в "Перекрёсток", купил булочку с маком и наслаждался пустынностью улиц в воскресенье в половине седьмого утра. Потом дом и сон. До 17 часов)

Ну вот я и занялся в кои веки тем, чем нормально заниматься молодому человеку моего возраста. Тогда как 90% ровестников из клубов не вылезают, я в клубе ночь провёл впервые. Рестораны, кафе и квартиры я люблю. С клубами был не знаком. Теперь знаком. И что? Наверное, я скучный человек, но там не было никого (это по лицам видно и по первым двум-трём словам) с кем мне было бы о чём поговорить. Только Орландо и Жульен, но они меня каждый на 8 лет старше - тем и берут. Короче говоря, процитирую здесь заметку, которую я написал на салфетке в 4 часа утра, в клубе Джао Да:
"Народ потихоньку расходится. Всё больше и больше свободных мест, пустых столов. ... Мне определённо нравится "Китайский лётчик", мне нравится здесь, но моё истинное место на данном этапе жизни - в библиотеке".

И ещё одна ремарка. Когда мы уже собирались уходить, я нашёл Асю Железнову за длинным столом с кучей каких-то людей. Я подошёл и сказал ей, что мы уходим. Она сказала, что один из этих парней, сидящих с ней читал Бэнкса. Он повернулся ко мне, поздоровался и сказал, что Бэнкс - гениальный писатель, правда, он читал только один роман, но Бэнкс - гениален.
Когда Ася сказала, что "кто-то здесь читал Бэнкса" я уже поверил в возможность претензии на мысль в ночном клубе... Да... этот парень читал один роман - "Мост". И по меркам контингента, который был в эту ночь в Джао Да он считался начитанным и просвещённым человеком. Для справки: я читал 8 романов Бэнкса.

@настроение: нормальное

02:54 

Абсолютный рекорд

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Только совершенством можно удовлетвориться, только совершенством".
Торнтон Уайлдер, "Мост короля Людовика Святого"


Я побил, кажется, рекорд всей своей жизни сегодня. 220 страниц Достоевского за день. Теперь я прекрасно понимаю, что это далеко не предел и при жутком напряжении я могу выжать 300 в день, но это будет, пожалуй, невероятно сложно. А вот сегодняшние 220 (с 80 до 300) страниц "Подростка" принесли небольшой осадок и разочарование. Есть много классных мыслей, пара самоубийств, несколько мыслей вообще гениальных - совершенно потрясающих, но... герои меня расстраивают. Аркадий чем-то напоминает либо Мышкина, что плохо, либо недоделанного Митю, что ещё хуже, ибо Митя должен быть либо абсолютен, либо его вообще не должно быть. Отец Аркадия, Андрей Петрович Версилов - человек с претензией на Ставрогина (женщин пленяет, на скуку жалуется), но с Николаем Всеволодовичем он не стоит даже рядом. Нет, "Подросток", да и "Идиот" - великолепные романы. Но только если вы не читали "Братьев Карамазовых" и "Бесов".
Однако ещё 300 страниц впереди, так что буду ждать и верить в лучшее (т.е. в худшее).

@настроение: приятно-сонное

11:47 

3 книги вчерашнего дня

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Знаешь, чего мне хочется, - уснуть лет на тысячу,
чтобы никогда не увидеть наяву такого будущего".
Д. Коупленд, "Пока подружка в коме"


После кое-как прошедших пар я пошёл с Леной до Беляево, уже неся в сумке первую книгу этого дня: первый том исторических мемуаров великого вождя Ким Ир Сена "В водовороте века". В "Доме книги в Беляево" я хотел купить Мамина-Сибиряка и нашёл - "Приваловские миллионы" в издании "ЭКСМО". Но главный шок был потом. Когда я пошёл к Лене, дабы найти ей Фаулза, взгляд мой скользнул по Бэнксу и... Новая книга. Бэнкса. Я думал, что прочёл полное собрание его сочинений на русском, но - нет! Она подписана в печать только 25 августа 2006-го, а вышла 14 сентября! Написал же её Бэнкс в 1995. Но я не понимаю каким образом я мог о ней не знать? Как она проскочила мимо меня? Вот и сейчас я зашёл на официальный сайт Бэнкса и не нашёл её там ни в fiction ни в sience fiction. В магазине же первые минут пять я был в полном шоке, бился головой о книжные полки и говорил себе: «Этого не может быть».

Приехав домой я покушал и лёг спать. Я проспал с 7 вечера до 11 утра. Не тысяча лет, конечно, но тоже неплохо.
А сегодня я буду читать весь день. Весь. «Подросток» ждёт.

@настроение: хорошее

21:23 

А мы плюшками балуемся...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"...является дикое место, а между утесами бродит один цивилизованный
молодой человек, который срывает и сосет какие-то травы, и на вопрос
феи: зачем он сосет эти травы? - ответствует, что он, чувствуя в себе
избыток жизни, ищет забвения и находит его в соке этих трав; но что
главное желание его - поскорее потерять ум..."
Ф.М. Достоевский, "Бесы"


Отмечая начало внутрисеместровой аттестации - будьте осторожны. И если к вам, после второй пары подойдёт нечто рыжее и прекрасное и предложит альтернативный вариант развития событий, не спешите соглашаться. А если согласились? Тогда бегом на третий этаж, забирайте свои вещи из лекционного зала, посылайте всем воздушный поцелуй, прячьтесь за колонной от лектора и направляйтесь в общагу, на ** этаж. Там вас встретит добрая хозяйка, которой вы купили ветчины. Разделавшись с последней (надеюсь, понятно, что не с хозяйкой?), отправляйтесь в гостиную, открывайте форточку, закуривайте сигарету Next (она всенепременно понадобится) и... начинайте.
Когда вам в руки попадёт жёлтая бутылка колы с норкой неизвестного зверька, не пейте всё сразу, если лёгкие печень и почки не привыкли к большим дозам. Глотками, друзья, глотками.
Самое страшное - если вы собьетесь со счёта и забудете, каким количеством плюшек вы полакомились? 5, 6, 7 или 8? Но такой момент может присутствовать - ничего не поделаешь. В разгар же праздничного накура чаепития будьте осторожны, чтобы не заговорить с канцелярской уткой... да, с некоторыми такое случается. Да и как с ней не заговорить, когда весь её вид располагает к беседе?
Да, и не танцуйте, пожалуйста, с плюшевыми медведями.
Перед возвращением домой посмотрите в зеркало: будет возможность увидеть своё отражение в зрачке своего отражения в зрачке. Идя по улице не думайте "Оооо... люди... забавно...", потому что можно себя выдать. Да, и привяжите глаза к орбитам, а то они так и бегают, а мысль о ГНК голодных детях Африки заставляет вас улыбаться ещё шире и смеяться ещё истеричнее.
В метро будьте предельно сонливы. Сядьте на мягкое кресло и засните. Вскочив и выйдя из вагона на *****майской прогуляйтесь до дома окольным приятным и тихим путём. В лифте ещё раз посмотрите в зеркало, а зайдя домой на вопрос мамы: "Ну, как прошёл день?" не кричите: "Кто курил? Я курил?!". Сядьте за компьютер, поставьте музыку, возьмите в руки клавиатуру и что-нибудь напишите. И главное: не парьтесь. Всё равно внутрисеместровая аттестация сегодня торжественно открыта, а значит курить учиться придётся много.

@музыка: Рэп

@настроение: звёздное

21:02 

Ну вот)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Ухожу в "Китайский лётчик"... до утра. Сегодня как раз обсуждали какого это - написать в дневнике, что куда-то собираешься, а потом не доехать. Умереть бишь. И Ася хоть потом меня и целовала (напилась чуть-чуть, детка), но мы ожесточённо поспорили. На мой вкус человечество должно выйти на новый уровень отношения к смерти. Смахивает на теорию Кириллова? Нет, у меня всё-таки другая трактовка. Все дружно должны со всем сразу смириться. И тогда начнётся совсем другая жизнь. Только бред это всё. Ничего не начнётся. Но воля... хотя и не воля. Не в ней дело. Почему я решил покончить с собой? ну не знаю я... Сегодня я выглянул утром из окна - там был снег. Первый настоящий снег. И я решил выпить кофе со сгущёнкой. Казалось бы - никакой связи? Да, именно! Никакой связи! Но инстинктом, подсознанием я чувствую, что связь есть. Какая не знаю. Я оказался в жизни и решил, что она не для меня, а если тебе что-то не нравится надо уходить. Я просто решил, что я это сделаю. Когда? Главная загадка. Раньше, когда только решил (а было это, пожалуй... ну точно ДО того, как начал читать в таких количествах Достоевского))), в феврале, кажется), думал в 30 лет. Сейчас думаю в 24-27. Но и до этого возраста дожить надо, чем я и собираюсь всенепременно заняться. Но лишить себя удовольствия хотя бы помечтать о том, что можно своими руками всё это дерьмо закрыть? Ни за что.
Иными словами: мы все смертны. И не надо из смерти делать культ. Это может случиться с любым и в любую секунду. "Старая штука, а каждому внове" так, кажется, Базаров говорил. Задача человека на данном этапе - побить смерть, обыграть её, перестать её бояться, брать её своими руками, но только без страха. Кириллов, к сожалению, немного трусил, хотя в итоге и застрелился. Но так быть не должно. Человеку надлежит умирать спокойно, с облегчением: наконец это дерьмо закончилось.
Привет всем оптимистам!
До встречи на том или этом свете!

@настроение: хорошее)

16:06 

"Солнце светит всем" - Ирина Пирогова

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Книгу "Солнце светит всем" о великом вожде корейского народа Ким Чен Ире я начал читать ещё параллельно с "Бесами". И медленно, но верно осилил труд о славном полководце, любующемся своим народом, как небом. Всех идейноневыдержанных просьба книги Пироговой не читать, потому что они чем-то напоминают самую отъявленную пропаганду. Но я с ней во многом согласен, американский империализм ненавижу всей довольно сухой душонкой, так что Северная Корея и её лидер - наши друзья.

Ким Чен Ир: "На победу революции надеяться без вождя всё равно, что цветов ожидать без солнца".

"Сталин и Ким Ир Сен, по масштабу личности, уровню государственного и полководческого мышления, способности к гениальным озарениям, неуклонно воплощённым в жизнь, богатству и разносторонности интеллекта, высочайшим духовно-нравственным качествам и первому из них - патриотизму - были фигурой мировой истории, которую никому и никогда (смею утверждать) затмить не дано".

Ура, товарищи...

@настроение: так себе

00:10 

Немного о снах

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
На первой паре пару неплохих ребят рассказывали про книги... было сразу видно, что книг ребята не читали... одному из них, кто говорил о Бёрне я задал вопрос о цирюльнике, который "должен был брить в замке всех, кто сам себя не бреет". Мальчик, которого я спрашивал - высокий и почти взрослый, но такой святой, что слов нет... Он засмущался и оказался в полной прострации. Я так понял, что половина лекционного зала за его смущение на меня обиделась и захочет задать мне работёнку ту ещё, когда рассказывать буду я. Но... простите меня, конечно: что эти идиоты филологи могут меня спросить? Кто из них вообще забрался дальше букваря? Единицы. Наш факультет, определённо, самый тупой в универе (конечно, исключая юристов... они у нас... просто жгут...). И это не предвзятость, просто... Дело-то вот в чём: то что ни у одной девочки нет ни капельки мозга, потому что все мозги остаются в First, One more и прочих заведениях, это ясно. Но скажите мне тогда, почему Железнова тусит как бешенная, не пропускает ни одной вечеринки - будь то в клубе или в общаге или на краю света, но у неё есть мозги? Почему она одна может задвигать такие фишки, что думаешь: "Да, девочка, это ты сильно отожгла"? Про мальчиков вообще ни слова... Половина - неплохие ребята, но всё свободное время тратят на траву, а вторая половина имеет столько бабла, что всё свободное время тратит на покупку новых розовых рубашечек. Полный fashion.
Да... не ожидал сам от себя сейчас такого критического пассажа, тем более, что писать этого не собирался. Наверное, меня так потрясло знакомство с двумя девочками с инженерного факультета, которые читали Кафку, Фаулза, Хемингуэя, Голдинга и многих других. Почему такие люди идут на инженерный, а те, кто обозначен выше - на филологический? Ладно, проехали.
На второй паре пошёл в библиотеку - читать. Читал-читал и тут понял, что глаза сил держать открытыми просто нет. Они закрылись. Я заснул. Прямо на диванчике. И мне снились какие-то пятна - жёлтые и красные в основном, а лейтмотивом сна была Железнова. Её образ то появлялся, то растворялся в пятнах. Через время я проснулся от вибрации мобильного. Взгляд на экран: Железнова Ася. Она спросила, где пара, я соврал, что в библиотеке) короче мы встретились с ней в читальном зале и пошли в "Мираж". Попили чаю, с чем и отправились на историю. История прошла великолепно ("эээ... ну... эта... как её... эта... во! Османская Империя!");)). После я прождал Асю у общаги минут 45 и мы поехали на Воробьёвы, к ней на работу. Когда мы отходили от общаги она сказала: "Я подошла сейчас к зеркалу и подумала, стою ли я того, чтобы ждать меня 40 минут? Оказалось, что стою, чтобы ждать 45)". Когда она отчалила в Строение 17 я посидел ещё в том дворике, выпил кофе, с чем и отправился домой. Сейчас прочитаю ещё страниц 10, приму душ и... высплюсь! Целых часов семь посплю - завтра ко второй паре!)

P.S. Неистовый Парфён Рогожин и мёртвый Николай Ставрогин. Николай Всеволодович ни на одной странице "Бесов" не является живым. Он мёртв. Он умер задолго до начала романа Достоевского. И все, все абсолютно, кто его окружает, кто пред ним пресмыкается, кто его обожает (но все как один ненавидя) - плод его мёртвого воображения. Он прекрасен. Его хочется боготворить. Но ещё больше хочется, чтобы он любил тебя.

@настроение: прекрасно-сонное

21:16 

Нельзя не запомнить

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
10.10.06, вторник - ездили с Леной к ней на работу получать зарплату вместо третьей пары. Потом грелись в "Кампусе". Петя на нас за это обиделся.
11.10.06, среда - ел с Димой арбуз на холодном ветру, разбивая его об асфальт.
12.10.06, четверг - зашли с Леной за Асей на паре по испанскому. Лена наделала мне ЕЁ фоток. После пар пошли втроём в "Деви", отведали индийской кухни. Оттуда я пошёл в Крест и начал читать там в библиотеке "Идиота". Прочитал 140 страниц. Около 18 часов встретился с ней. Она до меня докоснулась. Два раза. Идиотизм.
13.10.06, пятница - весь день читал. Весь день. Даже ни разу не вышел из дома покурить. 160 страниц.
14.10.06, суббота - были у Аси в общаге, кушали тортик с чаем, познакомились с французиками, 15 страниц.
15.10.06, воскресенье – чем весь день занимался – ума не приложу. 85 страниц.
16.10.06, понедельник – на первой паре отправил Асе эссе «Я не могу любить Железнову с закрытыми глазами». После пары потащил её на улицу, где мы направились к sin pelo. Ася сказала «Ты ведёшь нас к Н?» Я сделал вид, что только её увидел и притворно изумился: «Да? Н. там?». Но Ася наказала мне не врать и вот) Потом я шепнул Железновой: в 16 на Смоленской, идём пить чай. Хочешь – приходи.
На второй паре читал «Идиота» в библиотеке, на третьей общался с Аксиньей и решил что делать с sin pelo: портрет с главой, потом роман.
Затем я поехал на Каховку, где проводил Лену до Умберто с ним, заодно, пообщавшись. Оттуда – на Смоленскую: пить с Сашей-гитаристом чай о чём мы договорились сегодня утром. Выходим из метро и тут… шок… смс от Железновой: я опаздываю. Совсем я не ждал, что она реально приедет. Попив чаю с вишнёвым пирогом, послушав музыку, посмотрев картины, мы с Асей ушли обратно «вниз». Стоя у метро мы обменялись зажигалками – я ей жёлтый крикет, она мне розовый бик.
Потом на метро до Охотного Ряда, а там пешком до Китай-города.
С ней так хорошо. С ней душа отдыхает. Она такая… красивая, сумасшедшая, восхитительная… Вот. Я хочу к ней в Астрахань. И чтобы всё, как она говорила. Потом, когда она ушла я стоял у метро «Китай-город», курил и забавлялся с детьми на остановке. И мне было хорошо. И сейчас мне, чёрт подери, хорошо. Устал, надо что-то делать, а мне всё нипочём – хорошо.

P.S. в половине одиннадцатого пойду курить. Полюбому) хочу)

P.P.S. Интересно, я вообще единственный такой человек, который после убийства Шатова сказал: "Раз Шатова убили, то я вообще не имею никакого права жить"?.

@музыка: Тарпищев

@настроение: хо-ро-ше-е))))

02:01 

Бесы (Часть третья: похмелье)

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Сегодняшний день высосал из меня всё. Сейчас... да просто нет слов. Потому что это был один из самых больных, один из самых странных, один из самыш страшных, но в то же время, один из самых счастливых дней в моей жизни.
Сегодня, (календарно уже вчера) 05.10.2006, 23:30 по московскому времени я закончил роман Достоевского "Бесы". И... это такой день... я читал "Бесов" во время второй пары в универе, забивая испанский. Во время третей я сидел с Асей в фойе библиотеки, на диванчиках, разговаривая... да, боже, обо всём. Она - это как минимум 400 страниц. Да, может я законченный прагматик, который измеряет глубину души количеством страниц, но... Шатову, Ставрогину и Кириллову не хватает как минимум по 400 на брата. Они - боги. Они - бесы.
Четвёртую пару я сначала читал, а потом пошёл в "Кампус", где перекусил, выпил кофе и покурил. Оттуда - обратно в библиотеку - читать. Там встреча и разговор с Алисой, потрясшей меня честным и таким глубоким ответом на вопрос "Чего ты хочешь?": "Не знаю". Хочу ещё с ней общаться. Ей сказал и то, что подумал недавно (и от мысли такой от себя стало противно): "Если его (я знаю кого) заберут сейчас в армию на 1,5 года, то я догоню его в плане прочитанной литературы". Потом продолжил чтение и... слёзы. Я плакса, но сегодня весь день у меня были слёзы. Когда Кириллов говорит "Я хотел завтра курицу, теперь не хочу", когда он помогает Шатову... и потом... когда Ивана (я так и не узнал его отчества) убивают. Тут я просто чуть не зарыдал. Позвонил отец, время было уже 18 часов. Я решил подняться на лифте в курилку где-нибудь на 4-ом этаже, покурить. Потому что после убийства Шатова... у меня всё сдавило в груди. Я так даже из-за князя Андрея не убивался. Меня просто била дрожь. И вот - лифт приезжает, двери открываются... но меня задерживает Абрамов и лифт уезжает. Я жду следующего и... по лестнице спускается она. Мы о чём-то говорим, меня трясёт: Шатов, потом она... она... выходим к Кресту, курим. Я беру у неё из рук зажигалку и первая мысль: эту зажигалку этот ангел держит своими руками, носит в своём кармане. Я отдаю ей огонь и при этом касаюсь её руки. Мы продолжаем о чём-то говорить (о литературе в основном, о Достоевском), но не с ней, а с её подругой. Она же по большей части молчит и... улыбается. Потом синхронно: мы прощаемся, они уходят, выходит из Креста Ксюша. Я отвожу её за колонну и просто обнимаю. "Что случилось?" - спрашивает она. - Убили. - Кого? - Шатова. Из "Бесов". А на то что моего друга, чьи стихи я читал в прошлом году на парах по литературе забирают в армию я подумал, что за 1,5 года я догоню его в плане прочитанной литературы. ... Пустить бы себе пулю в висок. Тьфу! - Только пожалуйста не пей сегодня. - Ладно, спасибо, прости.
Еду в машине. Слушаю музыку. Хочется плакать, но сдерживаюсь: при отце нельзя.
Бешено несусь на встречу к Серёже, выкладываю ему всё, что накопилось за день и ухожу домой - читать. 21:00 - 23:30 - дочитываю "Бесов". Сижу поражённый, целую обложку. Одеваюсь, выхожу гулять. Иду по 11-ой Парковой и вижу луну. Полную. Полнейшую. Самое полнолунное полнолуние. Луна не на плоскости, а в перспективе, словно подвешена на ниточке. И вокруг - ядовито-жёлтые облака. Гуляю как в лихорадке, слушаю музыку, курю одну за одной. Думаю о ней и о Бесах. Подхожу в палатку на 11-ой купить коктель для Тёмы. Знакомая продавщица спрашивает: "Перешёл на коктели?". "Нет - отвечаю я - ... Только что дочитал "Бесов" Достоевского. В полном неадеквате. Всего доброго". "Пока". Я не ждал ответа от неё о "Бесах". Просто мне жизненно необходимо было это кому-то сказать. Встретился с Тёмой. Он сказал, что появился вариант перевестись на дневное. Я сразу подумал: "Жаль, значит я не догоню его в плане прочитанной литературы". Ненавижу себя за такие мысли, но врать себе не буду. Рассказал ему о ней.
Пришёл домой, пишу это. Её люблю я. Если неделю назад я склонен был называть это влюблённостью, то... сейчас - она ангел на моей душе. Мне хорошо, когда я её вижу. Чёрт, да я живу сейчас ради неё. Просто чтобы иногда её видеть, по праздникам - разговаривать.

"Бесы" - первая после "Вороньей Дороги" прошлого сентября книга меня реально потрясшая. Кончено, была и "Пока подружка в коме" и "Пикник на обочине", но "Бесы"... это что-то внеземное. По первым прикидкам в книге 6 убийств и 3 самоубийства. И то я толком ещё не считал.
К анализу сюжета, а главное героев, их судеб и внутренних миров приступлю завтра. А сейчас поем жаренную картошку и лягу спать.

Я люблю её. и... странно такую глупость говорить... но я люблю жизнь.

P.S. Идя к 11-ой от 13-ой на встречу к Серёже я позвонил домой, маме. Она взяла трубку и я сказал ей, что просто люблю её. Очень очень сильно. И она ответила "Я тоже тебя люблю". Кажется, это впервые за последние пять лет.

23:16 

26.09.06

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Какая банальность... но как это больно. Я люблю одну, а целую другую. Так невозможно... но я так живу. И опять, опять мне хреново. Более чем... Неважно.
Гулял по Верхней Первомайской, слушал Joe Dassin'а, думал о la muchacha sin pelo, о своей жизни, о Серёже, обо всём. И плакал. Чёрт меня подери. И на Сиреневом, когда решил попрощаться с Серёжей тоже плакал. А потом он сказал мне: "Из всех моих знакомых нашего возраста, я не знаю никого, кто был бы старше тебя и менее ребёнок, чем ты". Так он хотел успокоить и утешить меня, ребёнка.
Хочу бросить курить. Просто потому что ничего не делаю, а что-то делать надо.
Целую одну, люблю другую.

@музыка: Joe Dassin

@настроение: сонно-плохое

01:19 

Я гений

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я гений

@музыка: Я гений

@настроение: Я гений

2 x 2 = 4

главная