Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:16 

Параллели # ...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Твои уста, покорные моим,
Ласкательны, податливы и влажны.
Я ими упоительно томим.

Исполнены они узывной жажды...
Сквозь них в мои струится сладкий сок, —
И вздрагивает отзвуком нерв каждый.

О, если б ими захлебнуться мог!


Игорь Северянин

15:02 

Смутные времена

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Здесь нужна суть, сентенция, эссенция, обструкция, кастрация. Нужно выжать максимум из себя. Постараться одной фразой сформулировать все нагромождение чувств и эмоций, которые захватили в плен сперва мое подсознание, а сейчас штурмуют и действительный разум. Это настолько сложно и противоречиво, что возможность понять может быть только у человека, персонально в этом участвующего и заинтересованного.
За окном опять холодно. И я снова туда не пойду. И суть, сентенция, эссенция, обстукция и кастрация всех моих чаяний и желаний в этот вырезанный безжалостным небесным скальпелем кусочек времени сводится к тому, что...
Я не курил 4 дня. 112 часов. С копейками.
И все разное. И все плывет и медлит.
Но я просто хочу курить.


04:04 

* * *

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Это инстинкт.

И я повинуюсь

твоему великолепию улиц,

которые скользят под ногами.

Так оранжевыми кругами

расползается кровь на бумаге.

Хватит!

Я думал стихи - необходимость

и превратился в мишень,

в подонка, выцеживающего слова

в любых обстоятельствах.

Везде и всегда.

Кому это надо?

И для чего?

Я уже, блядь, не узнаю никого

и никому не верю,

точно прирученный волк,

скулящий перед твоей дверью.


ПТВП (с)

 


20:06 

* * *

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я по-прежнему пишу дурные слова,
а что делаешь ты?
Слушаешь музыку, читаешь книжку
или все-таки думаешь обо мне?
Или с отчаяния привела пацана
и он тебя трахает. Ах, не надо.
Это все лишнее.
У меня температура - тридцать восемь.
Здесь слишком поздно начинается лето
и слишком рано кончается осень.

(с) ПТВП

22:25 

Прекрасна жизнь для воскресших

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Мне по прежнему очень плохо. Но по сравнению с тем, что было со мной вчера ночью и сегодня утром - я воскрес. Утро. Сегодняшние сны, пробуждение и это утро - это самое страшное, что было в моей жизни. Так плохо не было никогда. Малейший кашель сейчас разрывает болью легкие. Но это ничто, когда я вспоминаю это утро.
Жизнь ничему не учит людей. Это железное, верное правило. Но не в этот раз. В этот раз я извлеку урок. И что бы со мной ни было, до пятницы, 21-го сентября я курить не буду. Вообще. Так себе геройство.
А вообще что-то в жизни надо менять.

И еще. Я надеюсь, что Ты это прочтешь, КК. Твоя поддержка неоценима. То, что ты сделала для меня сегодня - вернуло к жизни мой разум, разбудило его. Я выздоровею, и мы будем играть с тобой в классики. Солнце.

00:41 

Уильям Голдинг "Шпиль"

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы - сердца людей".
Ф.М. Достоевский, "Братья Карамазовы"

Последний раз книга ставила меня в такой ступор, когда я прочитал "Град обреченный" Стругацких. И вот теперь - "Шпиль" Голдинга. Первые параллели - "Замок" Кафки и "По ком звонит колокол" Хемингуэя. Потом - "За рекой, в тени деревьев" Хемингуэя. Дело в том, что закваска "Замка", "Шпиля" и "Колокола" это некое месиво, завязанное на неком "строительном сооружении". В "Замке" - это замок, в "Шпиле" - шпиль, а в "Колоколе" - ... нет, не колокол. Мост. И все книги зиждутся на том, свершится ли некоторое событие, связанное с данным сооружением. Герой Кафки пытается попасть в Замок, куда путь для него закрыт. Читаешь - и думаешь: попадет? Не попадет? Герой "Колокола" должен разрушить мост. Вспоминается вопрос Юлии, очаровательной моей одногруппницы. Когда она читала "Колокол", она подошла ко мне и спросила: "Скажи, он все-таки взорвет этот мост или нет? Потому что пока все как-то странновато: он только и делает, что трахает эту Марию и думает, как взорвать мост". Со "Шпилем" история несколько другая.
Эта книга - один большой вопрос, который задает Голдинг. И - стервец - не дает никакого ответа. А если и дает, то я его в упор не вижу. Главный герой, Джослин, настоятель собора Девы Марии (это точно надо писать с большой буквы?) строит шпиль, ибо ему было видение. Шпиль он строит, дабы прославить Господа Бога (см. выше). И вот вопрос: какого рожна он это делает? Что в нем говорит? Величие и непоколебимость его веры? Или эгоизм и гордыня? Вот цитата из книги: "Ничто не совершается без греха. Лишь Богу ведомо, где Бог". Что это, едрить твою направо, значит? Что Джослин, грубо и по Чернышевскому говоря, - уибан? Что его мечта есть не более чем олицетворение его гордыни? Ведь под конец монашек вообще съезжает с катушек, как и еще один "избранный" - Роджер Каменщик, который уходит в запой. В глубокий такой запой. Ибо влюбился он в монастыре в девушку, в жену какого-то там смотрителя в 27-ом поколении, весь род которого наблюдал за каким-то сломанным клозетом. Зовут ее Гуди Пэнголл. А закваска еще и в том, что она... едрить-колотить - дочь во Христе этого Джослина (что это значит, я не очень понимаю, но по ходу дела, Джослин, конкретный святой, конкретно в нее молодую и рыжую втрескался, и ее смерти при родах никак не мог себе простить, а Роджер ее смерть не может пережить; да и высоты он боится). Так вот эта Гуди, после того, как ее муж Пэнголл исчезает начинает путаться с Роджером Каменщиком. В соборе! Прямо на алтаре! Короче говоря все это строительство, этот маниакальный план приводит к тому, что святое место становится конем в рот долбанным борделем! Строители-масоны занимаются там содомитством, сквернословят... Иными словами: грехопадение. И на фоне всего этого - Джослин, который строит Шпиль, дабы прославить Господа. Ну, не идиот?
Короче говоря: за спиной Джослина все время появлялся ангел, который его приободряет. И ангела видел только он один (скажи, друг Джослин, что ты курил?). Но тут... вот, цитата: "И тогда его ангел простер крыла, которыми закрывал свои раздвоенные копыта, и вытянул его по всей спине раскаленным добела цепом". Понимаете вы это? Понимаете? Ангел с раздвоенными копытами! Вот в чем суть! Борьба мечты и веры против гордыни и эгоизма.
И Шпиль стоит. Шпиль не рухнул в голове у Джослина, а значит, не рухнет и каменная опора, сколько бы она не пела. Шпиль стоит на соборе, а тот на болоте. Без фундамента. А шпиль высотой 121 метр. Это великая вера. Это великая гордыня.
Так что же это, черт его дери, такое?

P.S. а "За рекой, в тени деревьев" я вспомнил потому, что "Шпиль" тоже написан волшебно, полунамеками.

07:41 

Вот и все

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Проснулся часа полтора назад, а заснуть больше не могу. Температура уже, пожалуй, под сорок. Правда, сейчас я немного остыл. Чувствую физически как стенки горла касаются друг друга; там явственно чувствуется рваная рана.
Всю ночь я пролежал в бреду. Родители не рассказывают, что я говорил. Помню только свои сны: это были какие-то размытые лица в белых одеждах, но я точно знал про них, что это апостолы. Лицо Христа чаще других мелькало передо мной. Они о чем-то спорили, куда-то вели меня, как бы извиняясь, что ведут на верную смерть. Проснулся и мне жутко стало от воспоминаний об этих снах. Я хочу обычного доктора, я не хочу, чтобы меня во сне лечили святые, а тем более добивали.
Кашлять почти перестал. Делаю это редко. Левая половина тела не подает признаков жизни: держать на весу левую руку могу только несколько секунд.
Наконец, самое главное. Минут 15 назад, когда полоскал горло, закашлялся и харкнул кровью. То, что мне обещали все, кто узнавал о двух пачках сигарет в день, свершилось.
Умирать совсем не страшно. Только хочется быстро.
Тем более раз у меня есть силы сидеть сейчас у компьютера и писать это в diary, значит я еще не умираю. А что еще делать? Засыпать мне не хочется: еще одну партию таких снов я не выдержу...

21:24 

Шахматы и фотографии

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Всю ночь играл с Сережей в шахматы. Итог - 4:4.
Исправил все "сплюснутые головы" - фотографии.

Почти счастлив, только легкие болят. Пойду приму душ, вернусь за компьютер, и напишу здесь, в дневнике: "Легкие уже не болят". Потому что так хочется, чтобы они перестали болеть. Дышу как сука. Кашляю как сука. Курю как две суки.
И все равно почти счастлив.
Эх, Митя Карамазов...


Дописываю, как и обещал: "Легкие уже не болят". И добавляю: "А только побаливают".


21:44 

Виктор Мари Гюго "Человек, который смеется"

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
"Il rit. Il rit beaucoup, il rit trop. У него какая-то странная улыбка. У его матери не было такой улыбки. Il rit toujours".
Ф.М. Достоевский, "Бесы"

Дочитал вчера. Это непостижимо. Это восхитительно. После окончания сразу подумал, что все, что я читал до сих пор, не имеет ни малейшего значения без этой книги. "Человек, который смеется" встал на одну ступень с "Бесами". А если и не на одну, то вплотную. Естественно, что говорить мне об этом романе нечего. Он разрывает душу. Здесь не место словам. Только смех. Смех Гуинплена.

PD купил сегодня в букинистической лавке антикварный роман "Бесы" Достоевского 1896 года издания. Теперь у меня в книжном шкафу завелись бесы, которым 111 лет.


23:53 

Осень

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Корабль моей жизни дрейфует в открытом море, подчиненный воле розы ветров. Его штормит, а меня подташнивает. Иногда я выхожу из каюты на палубу, подхожу к корме и курю, глядя стихии в лицо. Тогда я стараюсь определить направление ветра. Возможных вариантов два: ветер разочарования, который несет меня к скалам, и ветер надежды, который дует в сторону берегов моей счастливой и безмятежной юности. Во время бури, в которую я угодил несколько лет назад, снесло штурвал, и единственное, что я могу теперь делать - повиноваться воле ветра. За время проведенное здесь, на корабле, без штурвала мне снесло крышу. Поэтому повиноваться я отказываюсь. И даже когда разъяренная стихия властвует на море, относя меня к скалам, я старательно дую, как тот человек, обжегшийся на молоке, в паруса, имитируя появление ветра надежды. Я снова закуриваю и осознаю, что уже не могу понять, где скалы, а где берег, где разочарование, а где надежда. Но мне и не нужно понимать этого. Потому что с тех пор, как стихия снесла штурвал, мой корабль впервые пришел в движение. Почти несколько лет на море был штиль. Я, каюсь, отчаялся верить в то, что ветер когда-нибудь поднимется снова, и что мне удастся сняться с якоря, которого я не выбрасывал, который выбросила судьба. Этот невидимый якорь и ныне покоится на дне, в том месте, где я простоял недвижимо все это время. Но якорная цепь оказалась менее прочной, чем я предполагал. К началу этого лета я заметил, что она вся покрылась ржавчиной, а в июле штиль закончился разгулом стихии. Первые лучи солнца, озарившие палубу уже после того, как разыгралась буря, пролили свет на удивительное обстоятельство: мой корабль снова плывет. Поэтому теперь не столь важно, разобьюсь ли я о скалы, или приду к берегу. Главное - я сдвинулся с мертвой точки.

Сегодня вечером я рассказывал моему близкому другу о своей жизни. Выслушав меня и уставившись в промозглую осень, он подытожил:
"Ты похож на мертвеца, который сетует на то, что в крышку его гроба неправильно вбили гвоздь".

15:19 

Снова. Рабочая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Весь рабочий день без Умберто нагоняет скуку. Мало того, что я с 7 до 8 утра каждые десять минут просыпался от будильника, так я еще и болен. Приехал на работу только к половине одиннадцатого, а Умберто уже не оказалось дома. Разбираюсь с дрянной буквой S, которая таит в себе очень много неприятного. Например, выражение «сам себя не похвалишь, никто не похвалит» звучит по-испански так: «se le ha muerto su abuela», что буквально переводится как: «его бабушка умерла». Вот и ломай после этого голову – какая тут может быть связь!

В свете моего плохого самочувствия убедительная просьба к ПЧ: найдите, пожалуйста связь между похвальбой и похоронами дорогой бабули. Испанистика вас не забудет.


Кстати нашел сегодня занятнейший фразеологизм: «el barco nuevo es el mejor regalo», что значит: «новый Парусник – лучший подарок». Спасибо. Заранее.

 


18:10 

Габриель Гарсиа Маркес "Сто лет одиночества"

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

"Колеса любви расплющат нас в дым".

Первое, что приходит на ум - это Ремарк, который совсем не такой, как Маркес. Вот, из "Триумфальной арки": "Одиночество - извечный рефрен жизни. Оно не хуже и не лучше, чем многое другое. О нем лишь чересчур много говорят".
Только что я закончил составлять генеалогическое древо семьи Буэндия. Забавно это. Ну, да ладно.

Маркес - он гений. Он молодец. Мне его роман понравился. Потому что, когда закончил читать, по позвоночнику аж мурашки пробежали. Потому что эта сага семьи Буэндия - занимательная, интересная, драйвовая. И, конечно, одиночество. И, конечно, Чавес, который, будучи в Москве, все время в своих речах повторял: "Cien anos de soledad" ("Сто лет одиночества" то бишь).

Но сказать мне нечего. И думать мне не о чем. Многие говорят: "Какая философия!" А я эту философию в упор не вижу. Короткий, хлесткий и грубый "Полковник", которому не пишут писем, показался мне намного более философичным.

Короче говоря, я могу смело поставить "галочку" напротив такого популярного, знаменитого и гениального романа "Сто лет одиночества". Может быть, я когда-нибудь дорасту до понимания всей великой философичности этой книги. А пока рядом со мной лежит конверт. И сейчас в него будет спрятано древо, которое я начертил карандашом на листе А4. А конверт я положу в книгу. А Маркесу скажу спасибо. И пойду дальше - сопоставлять Достоевского и Ремарка.


16:32 

Предпоследняя; рабочая.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Не люблю почасовую работу. Скажу даже больше – терпеть ее не могу. За что? Да за последние 2 часа. Последние два часа на такой работе – это сущий ад. Работа, это мое твердое убеждение, должна оплачиваться по количеству сделанного, а не по часам. Если бы мне надо было сейчас что-то «закончить», я бы сделал это – и поехал домой. А так мне не нужно кончать. Работа – не секс. Работа должна заканчиваться максимально быстро. Вот я и сижу теперь у Умберто, и вместо того, чтобы «быть на короткой ноге» (это дерьмо следующее по списку в переводе) я делаю запись в дневник. И всеми фибрами своей души жду не дождусь 17 часов, когда можно будет завязать шнурки и уехать. Что ж, обращусь, пожалуй, к абстрактным размышлениям на работе о работе.

Первая моя настоящая профессия – грузчик. И это было здорово. Когда я грузил коробки с макаронами и соками, мне было почти хорошо. Потому что на такой работе нет времени, чтобы думать. На такой работе единственное, что ты можешь делать – грузить.

Разговор о работе продолжать не буду, потому что ко мне подошел Мануэль Антонио, парнишка 10-ти лет, младший сын Умберто. Мы сидим с ним сейчас и разговариваем. И я изо всех сил, не оказывая на него давления, ничего не проповедуя, просто рассказываю о том, что читать – это очень важно. Мне кажется, что он мне верит. У меня никогда не будет своих детей, поэтому издеваться я вынужден над чужими. Но он хороший парень, и я не хочу, чтобы он стал плохим. Понятия, которыми я сейчас оперирую так и дышат банальностью. Но это жизнь.

Я должен «быть на короткой ноге», а хочу кончить. Да еще и ребенок рядом.

Веселого в этом мало.

21:02 

Последняя

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Запись от 01.06.07 (первое июня две тысячи седьмого года):

Все закончилось.
Все. Закончилось. Теперь просто передышка между этой и следующей войной. Просто отсрочка; отсрочка по ходу которой я ничего не буду предпринимать, чтобы предотвратить ту войну, которая будет. Просто "мертвец в отпуске".



Прошло 3 месяца. То был хороший и обширный отпуск. Все заканчивается. И он закончился. Завтра снова начинается война. И на этот раз меня наверняка пристрелят. Вот так.


16:00 

Потрясающе!

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Это восхитительное совпадение. Сегодня на работе, а я опять помогаю Умберто составлять словарь русско-испанских фразеологизмов, мне встретилась следующая идиоматическая единица: "Под лежачий камень вода не течет". Только вчера ночью я написал здесь, что под мой лежачий камень вода бьет ключом. Так вот по-испански это звучит так: "El que no llora no mama". Дословный перевод: "Тот, кто не плачет, не сосет". Подразумевается, видимо, младенец. Так вот учитывая, что под мой лежачий камень вода течет, получается, что я не плачу, но, несмотря на это, мне удается первоклассно сосать.
Так себе итог (с).

22:27 

Сага о выжившем мальчике, или "поттериана" под углом 30°

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Об этом нынче говорят все. Есть в этом подлунном мире люди, которые не говорят об этом из принципиальных соображений. Ну, что здесь скажешь? Кретины. Есть те, кому это просто не интересно. Они молодцы. Такие же, как и все остальные. Но не в этом суть.
Говорить о "Гарри Поттере" Джоан Роулинг стало плохим тоном. Особенно в компании чванливых молодых людей, считающих себя если не "интеллектуальной элитой", то как минимум "стоящими на эволюционной лестнице намного выше поттероманов". Такие люди читают Коэлью, Акунину, Муракамю, Дэню Браню и прочую шваль. Эта субкультура (читай: бескультурье) меня особо не интересует, поэтому подробнее на ней останавливаться не будем.
Есть еще одна группа: интеллигенция (интели). Они искренно удивляются узколобию "целого поколения молодежи", которое ликует, потому что "мальчик выжил". Чушь собачья. Поколение только того и ждет, чтобы его грохнули. Чтобы побольше крови, да поругать Роулинг, что она, мол, из сказки сделала триллер, а самим получить истинное удовольствие от пролитых над могилой бедного Гарри слез. Но не в этом суть.
А в чем же, в таком случае, суть, спросите вы? (Конечно, не спросите. Вам плевать. И правильно. Но это такая фигура речи). А суть в том, что есть узкая прослойка людей, о которых говорила героиня "Подростка" Достоевского: "Чтобы стать судьей других, надо выстрадать себе право на суд". Итак, к чему это я? А это я к тому, что есть прослойка людей, в которую попадаю я, которая выстрадала себе право на чтение "Гарри Поттера". Когда люди начинают рассказывать мне о новой потрясающей книге того же Коэльо, мне так и хочется спросить их: "А читали ли Вы Маркеса?". Или когда мне начинают цитировать Мураками, я замечаю: "Простите, но об этом Толстой написал более века назад, и гораздо лучше". Короче говоря, к сути.
А суть заключается в том, что после Достоевского, Хемингуэя, Оруэлла, Толстого, Кафки, Бэнкса, Стругацких, Ремарка и других, читать Роулинг не зазорно. Это на всякий случай. Читать вообще никогда не зазорно. И Роулинг читать совсем не зазорно. Даже если это первая книга в вашей жизни. Но все равно, лучше уточнить свое положение, прежде чем говорить о "Гарри Поттере".

Теперь непосредственно о саге "Гарри Поттер". Я специально не буду писать здесь ничего, что могло бы раскрыть содержание последней книги. Это было бы некрасиво с моей стороны. Потому что я один только раз в жизни был близок к тому, чтобы запустить тяжелым предметом в родную маму: когда она сказала мне, что отца братьев Карамазовых убьет лакей Смердяков.

Я как-то бросил фразу, что из ГП могла бы получится великая книга (имея ввиду великую серию книг). Попробую остановиться на этом подробней. Произведение, начинавшееся, как простая сказка, книги с 3-ей, с 4-ой пронзил острый психологизм и актуальная социальная проблематика. Все это получило агрессивное и рьяное развитие в последующих частях. Все отлично. Вот только портит мне ощущение одно противное слово, которое приходит в голову само собой: "скомканность". Да, Гарри растет, но с ростом "инфраструктуры", развернутой вокруг "поттерианы", люди закрывают глаза на его рост и не хотят видеть дальше, чем пенал с лицом Рэдклиффа (актер, играющий Гарри) и все более и более сексуальной Эммы Уотсон (Гермиона). При этом я настаиваю на том, что Роулинг не продалась. Она гнула свою линию от начала и до конца. Она сделала такую книгу, которую хотела. Вот только скомканность, скомканность все испортила. Бог с ним с простым языком. Это не страшно. Уж проще языка, чем у Хемингуэя все равно не найдешь. Но такое наплевательское отношение к фактам и к деталям! Я не знаток "поттерианы", многого не помню, но, например: в первой книге сказано: существует только одна школа чародейства и волшебства. В третьей их становится несколько. И все эти Хорруксы, Патронусы, Дары, Ступефаи сливаются одной сплошной чередой. Нет совсем спокойствия в фактах у Роулинг. Нет уверенности, выдержки. Когда читаешь "Властелина колец" Толкиена (который тоже начался с "Хоббита", милой сказочки) и он пишет: "Стояла полная луна", то ты понимаешь, что раз он говорит, что стояла полная луна, то это значит, что у него на стене висит календарь лунного года в Средиземье. И что луна могла взойти только в этот и ни в какой другой день. "Властелина колец" он писал десятки лет. В итоге абсолютная четкость, проработтаность и реальность созданного нереального мира. Мир, созданный Роулинг, не менее реален, в него тоже хочется окунуться. Но его можно поставить под сомнение, потому что из-за той самой скомканности многое притягивается за уши. Роулинг пишет что-нибудь, что противоречит тому, что она писала раньше и тут же к этому добавляет какой-нибудь закон, или наоборот - исключение. Это выглядит слишком искусственно. Мне кажется, что если бы она не так торопилась (первый том "Гарри Поттера" вышел в 1997-ом году), если бы ее не подгоняли огромные контрактные деньги и обязательства, киноиндустрия, фанатская индустрия, интернет, телевидение, пресса, радио и вся планета Земля, то она сделала бы все спокойнее, более вдумчиво, четче. Не думаю, что дух "поттерианы" потерял бы от этого. Произведение бы просто выиграло в классе, в качестве. Потому что сюжетные линии прописаны интересно. Если бы еще Роулинг научилась не спешить и концентрировать сове внимание на нескольких линиях одновременно - это было бы чудом. За конкретными примерами далеко ходить не надо: образ Ремуса Люпина (профессора-оборотня) так интересно и красочно раскрывшийся в третьей книге, после нее заглох окончательно, и роль Люпина свелась к тому, что "и он там тоже присутствовал". Грозный Глаз Грюм, обвороживший читателей в четвертой части, становится тем же Люпиным, эпизодическим персонажем. Люди, читавшие седьмую книгу поймут, почему я привел в пример именно этих двух героев. Да и не читавшие тоже поймут. Потому что они яркие. Потому что они по сути своей Гекторы. Такая же история с Невиллом и прочими ребятами из Армии Дамблдора. Роулинг начинает показывать их развитие наравне с Гарри, Роном и Гермионой, а потом просто забывает об их существовании, пока "час не пробьет".
Объясню, почему я всего этого требую. В конце концов у Роулинг получается 6 хорошо прописанных персонажей: Гарри, Рон, Гермиона, Дамблдор, Снейп и Волдеморт. Драко Малфой и Сириус Блэк выданы с претензией на яркость, но ничего в этом отношении у Роулинг не получилось. И это 6 (с натяжкой (Гермиона, Снейп)) людей, которых мы видим в 7 книгах. Сравним с "Бесами" Достоевского: Ставрогин, Верховенский-отец, Верховенский-сын, Шатов, Кириллов, Лиза, Даша Шатова, Лебядкин. 8 человек. И это только самые яркие. Ну, а теперь... Момент истины.

Да. Это только что произошло. Я сравнил Достоевского с Роулинг. Более того, я сравнил "поттериану" со своей любимой книгой, с "Бесами". Как такое могло случиться? Не знаю, но факт остается фактом: на этой неделе я читал параллельно две книги: "Гарри Поттер и Дары Смерти" и "Бесы". Потому что Роулинг создает живых людей. Бейте меня, стучите ногами, делайте, что хотите и говорите, что хотите. Но в книгах Роулинг я увидел таких же живых людей, как в моих любимых "Бесах", "Улице отчаяния", "Граде обреченном" и других. И единственное, что отравляет этот чудесный вечер - скомканность. Скомканность чувств и скомканность букв на экране монитора. Сага о выжившем мальчике могла быть написана той же Роулинг намного качественней. Наверное правда, что лучшее - враг хорошего. А раз так, то не о чем и беспокоится.
Потому что сага о Гарри Поттере - это, безусловно, хорошо.

01:32 

О себе. "По просьбам читателей".

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.

Мило, после того как мы с одним другом в Испании курили марихуану в гостях у чилийских гастарбайтеров, то - из политкорректности - сначала на испанском, а потом - из одержимости - на русском, на полном серьезе полтора часа дискутировали: есть в Москве коровы или нет. До сих пор одним из самых горделивых фактов моей биографии считаю, что тогда именно я утверждал, что их там нет. Чилийцы улыбались, переводили глаза с одного на другого, а потом очень долго пытались понять, как же переводится загадочное "Ты мудак, в Москве есть коровы", звучавшее перманентно и не менее редкое: "Нет, это ты мудак; в Москве коров нет!". Потом мы вышли из дома и гуляли по пляжу. И был вечер. И была ночь.
Я родился в протерозое. Это произошло около двух с половиной миллионов тысяч лет назад. Именно тогда на планете Земля зарождались сине-зеленые водоросли, многоклеточные организмы и я (организмы простейшие). С тех пор мне удалось разгадать две тайны бытия; первая: Муций Сцевол был немым - вот и промолчал. Вторая: в Москве коров нет.
Страдаю спорадическими переменами настроения, суицидально-теоретическими наклонностями (когда дело переходит от теории к практике включается рычажок под которым карандашиком нацарапано слово "малодушие"...), поллюцией, приливами веры, отливами за гаражами, пьянками, большими и малыми матерными загибами, сволочизмом. Мой калечащий врач называет это экзальтацией на что я отвечаю ему, что экзальтация у него в заднице, а мне просто скучно.
Если кто еще не читал газет, то общеизвестно, что именно я водил рукой этого психанутого Эриха Фон Деникена, подписывая его именем всякую чушь типа "Колесниц Богов" и "Рикш рабов", потому что на такую херню ни один швейцарец был не способен. Знаете, кто такие швейцарцы? Знаете... Это такие дяди в очках с ранцем за плечами, которые в пятьдесят лет подходят к вам, когда вы курите кальян и говорят: "А можно попробовать?". А потом не верят, что там "только табак и ничего лишнего". Но они чертовски милы.
"Я познал дружбу и предательство, любовь и измену, надежды и разочарования, веру и отчаяние. Мне скучно и незачем больше жить. Прошу никого не винить, я сам. Вася, 5 лет".
Примерно такую картину мне и приходится наблюдать в зеркале. А еще я часто в нем гримасничаю, а потом смущаюсь - а вдруг в нем установлен скрытый телекран?
Вся моя жизнь - это помесь суррогата и фрустрации: либо я довольствуюсь более-менее съедобным дерьмом, либо, желая чего-то большего, разочаровываюсь видя тотальную эскалацию разрушений моих воздушно-капельных замков.
Желание жить во мне продолжают возбуждать только три вещи. Книги, сигареты и испанский язык. Испанский язык в меньшей степени, потому что его нельзя потрогать, хотя и не особо хочется. Женщины? Еще в более меньшей степени, потому что их потрогать хочется, но никак нельзя. Ибо я богат всеми теми достоинствами, которые видны только в зеркале - а женщинам нет, и очень богат всеми возможными недостатками, которые в зеркале стираются, ибо право становится слева, но у женщин на них глаз наметан.
Спорадический секс и периодические шахматные партии оптимизма не добавляют. Что грустно.
Я сильно изменился за прошедший год. И мне это очень не по душе.
Я не наркотик. И не специи. Мне все чаще кажется, что я человек. А хуже этого, пожалуй, быть ничего не может.



Там, сзади меня не просто. Там - море.


01:13 

Сменил ник.

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Теперь я Armando. То бишь Армандо. То есть - мое имя: Армандо Гонсалес.
То есть осталось купить билеты и уехать туда, где я спокойно буду жить Армандо Гонсалесом.

01:13 

О себе

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Вот писал в феврале о себе так... не знаю не знаю... не могу ничего сказать

"Я попутчик. Я легко, стремительно и неизбежно врываюсь в жизни тех, кто нравится мне, и кому нравлюсь я. Но я не наркотик. Я не вызываю привыкания и ухожу так же стремительно, как появился. И жизнь тех или иных людей продолжает идти своим чередом, не заботясь о моём наличии или отсутствии. Я приятен, но не более того. Я внезапен, и не менее этого. Вряд ли найдётся в этом мире человек, который задержит порывы моей души, который остановит дуновение моего сердца, который поймает ветер моей жизни в свои руки, и задержит его. Но вряд ли найдётся и тот человек, парусами жизни которого буду управлять я. Я не вкус, я даже не специи, я… Что-то мило-ненужное и искромётно-необязательное, нечто, которому суждено дарить людям свои порывы так же скоро и неизбежно, как отнимать их. Нечто, которое нельзя помнить, а можно только вспоминать, нечто, которое нельзя разглядеть, но невозможно не заметить".

20.02.06, 22:20

@музыка: КИНО

@настроение: да всё такое же

18:24 

Давно не баловался такими штуками...

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Увидел в жж у друга. Там стояли названия песен. Я решил заменить на книги.

1. Что у меня на душе? "Град обреченный" братья Стругацкие

2. Каким меня видят мои друзья? "Форест Гамп" Уинстон Грум

3. Я женюсь? "Бесы" Федор Достоевский

4. О моем лучшем друге? "Архипелаг ГУЛАГ" Александр Солженицын

5. История моей жизни? "Улица отчаяния" Иэн Бэнкс

6. Мое лучшее качество? "Черный человек" Сергей Есенин

7. Что меня ждет сегодня? "Замок" Франц Кафка

8. Песня о моих родителях? "Шинель" Николай Гоголь

9. По какому принципу строится моя жизнь? "Воронья дорога" Иэн Бэнкс

10. Что будет играть на моих похоронах? "Пой же, пой. На проклятой гитаре..." Сергей Есенин

11. Что обо мне думают окружающие? "Степной волк" Герман Гессе

12. Как мне сделать себя счастливым? "Шагреневая кожа" Оноре де Бальзак

13. Как мне разрешить свои проблемы? "Хищные вещи века" братья Стругацкие

14. У меня будут дети? "По ком звонит колокол" Эрнест Хемингуэй

15. Как я их назову? "Братья Карамазовы" Федор Достоевский

16. Кто выйдет за меня замуж? "Бесы" Федор Достоевский

17. Какие люди в меня влюбляются? "Обрыв" Александр Гончаров

18. Как я умру? "Безответным рабом я в могилу сойду..." Николай Клюев

19. Кем я стану? "Триумфальная арка" Эрих Мария Ремарк

20. Как я влюбляюсь? "Исповедь маски" Юкио Мисима

2 x 2 = 4

главная