Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
У меня ровно одна сигарета на эту запись. Сижу на кухне, где только что пожарил и съел индейку. Один, совсем один. Тебя не хватает. Странное чувство, не знаю, насколько оно уместно. Остаешься вот так один на кухне - и все. Жизнь лишается всякого смысла. Лучше сказать - всякой заполненности. Однажды отвыкнув от одиночества невозможно привыкнуть к нему снова. И надо посадить себя заниматься, я знаю. Надо перестать себя жалеть. Сейчас. Вот докурю эту сигарету, допишу эту запись - и все. Мне обещают какие-то невозможные деньги за мою работу в Сирии, скоро Иран. И совсем все пусто сейчас. Три дня на беговой, тело благодарно.
"Вот напишешь что-нибудь в детстве вилами по воде, подгребая упавший мяч, а оно и сбудется". Мурашки от этого по коже. Собери себя. Сигарета закончилась. Пора.