Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
На перегоне между Киевской и следующей (Новослободская, кажется, там, где зоопарк) я понимаю, что мне нужна книга. Сейчас. Я выхожу из метро и захожу в ближайший "ларек".
- У вас есть "Великий Гэтсби"?
- Нет, к сожалению нет.
Я иду по улице, смотрю в сторону зоопарка и вспоминаю свое первое прямое. Дохожу до "Белого кролика". Беру "Госпожу Бовари", "Мартина Идена" Лондона и "Мантиссу" Фаулза. Рядом стоит девушка. Красивая, молодая, рыжая. Консультант. Я раскладываю книги перед ней:
- Выберите одну, пожалуйста.
- Ну... я даже не знаю. - она ясно удивлена такой просьбой. - Вам для себя?
- Да. Они все дико разные, а я не знаю, чего я хочу.
Повисает пауза. Через какое-то время она медленно говорит:
- Вообще французская классика достаточно нудная. Я "Госпожу Бовари" не смогла дочитать.
- Отлично, откладываем. Дальше.
- Ну а тут я даже не знаю, что вам сказать. Я еще не читала Фаулза.
- "Волхв" - это что-то сумасшедшее. Обязательно прочитайте. Только не начинайте с него. Его лучше оставить напоследок. Итак, что выбираем?
- Я не знаю. - она разводит руками.
- Хорошо, - я смирился с тем, что она за меня этот выбор не сделает. - Фаулз, - показываю я на "Мантиссу" - орел или решка?
- Орел. - Быстро говорит она.
- Отлично.
Я подбрасываю монетку.
- Да. Фаулз действительно орел. Спасибо.

Стоило ли сомневаться, что уже на первых страницах, выпавшего мне орла-Фаулза, я прочитаю:
"человеку необходимо прежде всего знать, кто он, только тогда он может захотеть, чтобы им обладали".
Чудеса?

Я запомню этот день. Это солнце и ее развевающиеся волосы, эту "Шоколадницу" в Европейском и камушки, которые всегда будут падать с обрыва, потому что они "чистой воды кошка", эту невозможность расстаться и объявление о караоке "Истерика" с ее словами: "Держись, Зах. Не води туда родителей". А еще я запомню, что несмотря ни на что мы оба были в этот прекрасный весенний день счастливыми.