10:08 

Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Я проснулся с неясным, смутным ощущением дела. О как же мне его хочется, моего дела. Это было чувство молодости, силы, энергии, таланта... Но я не знаю, к чему это приложить. Я думаю и понимаю, что Бенитес не может быть лучше меня. Но потом оглушительное: Но у него есть дело, а у тебя нет. И вот тут вопрос: надо ли думать и долго ждать, подбираясь к тому самому, моему делу, или нужно просто делать все подряд: авось что-нибудь окажется мое...
И еще. Мысли о деле снова привели меня к журналистике, в которую я перестал верить абсолютно. И я подумал: вот у Франа есть дело, а у меня нет. И отсюда мысль моя пошла дальше: в чем же разница между нашим журналистом и западным? Доренко как-то ответил на этот вопрос следующим образом: "Западный журналист - страстный агитатор, а наш, мол, говно и лизоблюд". Цитата не точная. Думаю, не прав Доренко. Я сегодня подумал, что разницы по сути между Франом и мной нет: мы оба занимаемся мерзкой, грязной пропагандой, ставя интересы СМИ выше интересов общества. Но Фран об этом не знает. Он думает, что выполняет высокий социальный долг, у него даже есть на этом поприще какие-то принципы. А я вот знаю, что то, что мы делаем - дерьмо собачье, и выкинуть бы нас всех к чертям, закрыв эту шарагу. Правда, в современности это бессмысленно: те же деньги, которые уходят на нас, будут где-нибудь распилены. Но я не об этом, я о другом. Тут ведь возникает вопрос: это мы циничны, или они наивны? Или они только хотят быть наивны?

URL
   

2 x 2 = 4

главная