Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
15.02.15
Как легко разучиться думать. Я сижу на холодных камнях, слушаю грохот волн у берега. И мне очень тяжело думать. О чем-то подобном я предостерегал себя. Я боялся, что если брошу постоянные тренировки, то могу разучиться думать.
Нет, не думать над задачей, но думать абстрактно. Например, о том, зачем я здесь.
Все происходит зачем-то, если есть хоть что-то, во что я верю, - то это оно. Первые два дня здесь – были одними из самых необычных в жизни. Это было чувство чистого возвращения, чувство огромной правильности, чувство пути.
Но время жестоко, особенно если выбираешь не убегать от него (на фестиваль в Табор, в Тирану, в подготовку… - да во что угодно), а отдаться ему. И тогда время течет через тебя, а ты должен отвечать на вопросы.
Зачем я здесь? Чтобы закончить то, что начал в прошлом году? Но что поделать с тем, что оно не отзывается внутри. Отзывается – начать новое, открыть бар в Сплите, раствориться в деле хотя бы на год.
Но даже если я сделаю так. Через год я окажусь здесь же: сидя у тех же самых волн, с тем же самым вопросом: «Зачем я здесь».
Конечно, фильм сам по себе не сможет дать ответа на этот вопрос. То есть на вопрос глобальный. Но ведь я здесь прямо сейчас: с этим ветром, с этими волнами. Может быть, я не должен думать про «потом», думать про «глобально»? Может быть мне стоит просто закончить начатое, а потом вернуться сюда, к этим волнам?
Я все время вижу перед внутренним взором Джона Локка, сидящего у моря, часами смотрящего на волны. И я пытаюсь понять, о чем же он думал? Но мысль как будто застревает в липком киселе – и не идет дальше.
Набежала туча, солнце начало скрываться.
Но как закончить дело, которое не отзывается внутри? Ведь я просыпаюсь каждый раз с новой идеей: написать в ЖЖ, поехать в Сплит, провести вебинар по солоду… Я ни разу еще не проснулся с желанием сесть и писать сценарий. Наверное, потому что я не верю в то, что он наконец-то получится. Пусть я могу заставить себя не задаваться вопросом: «А что потом?». Но как я могу заставить себя работать над фильмом, если это не отзывается внутри меня?
Может быть, I’m not supposed to do that now? Но я уже отложил фильм – летом, и он ни разу не отпустил меня с тех пор. Он сидит внутри, а каждый пост/новость/статью про Боснию я воспринимаю, как удар и сразу думаю: «Почему не я?».
А почему, собственно, не я? Что мне мешает? Что меня останавливает? Если я здесь за этим, то почему море не может подать мне знак, - чтобы я поверил в себя, чтобы загорелся, чтобы начал?
Солнце скрылось за тучей, стало холодно. Руки мерзнут, особенно пальцы. Море беспристрастно: волны, от бирюзового до темно-коричневого цвета, все так же разбиваются о берег. Единственное, что во мне отзывается, - это сидеть, смотреть и ждать.
Значит, так и будет.