Если можно о чём скорбеть, Значит, можно чему улыбаться.
Это стало происходить все реже, но все равно вот сейчас, отломив на кухне кусочек козинака к чаю, и подумав, что он примерно как одна ложка сахара к кофе, я вдруг оказался где-то на набережной, между Станицей и Питерс Паем (скорее, все-таки во втором), с этим самым кофе в руках и пакетиком сахара. И это было удивительно.